Жадность, коррупция и бессилие в Самаре

На сайте Open Democracy вышла статья Клементины Сесил о положении с сохранением архитектурного наследия в Самаре. Вот перевод статьи, сделанный Самарским обывателем.

Old Town graffiti, January 2012

Снос санатория «Красная Глинка», январь 2012

Жадность, коррупция и бессилие: Самара борется за своё архитектурное наследие

Клементина Сесил, 24 сентября 2010

Город с великим архитектурным наследием, Самара находится сегодня под угрозой, зажатая клещами жадности коррумпированных девелоперов и бессилия государственных учреждений. Клементина Сесил, одна из основательниц общества охраны архитектуры MAPS, пишет о кампании по спасению самарских зданий.

“Я советую Вам и Вашим коллегам прекратить защищать это здание”, сказал мне этим летом местный предприниматель, имеющий тесные связи в городской администрации. “Было бы лучше, если здание просто сгорело. Да, это было бы намного проще”.

Здание, о котором идёт речь, это Фабрика-кухня завода имени Масленникова, построенная в 1930-1932 годах по проекту Екатерины Максимовой с горизонтальной проекцией в форме серпа и молота. Фабрики-кухни были предназначены для того, чтобы освободить женщин от оков домашних обязанностей, позволяя им направить свою энергию на строительство советского государства. Пища готовилась в “молоте” и передавалась по конвейеру в “серп”. Дешевые горячие блюда подавались в течение всего дня. В здании также были помещения для отдыха строителей Советского Союза: читальный и спортивный залы.

Фабрика-кухня Максимовой имеет железобетонный каркас из-за дефицита металла в те годы. Это было одно из первых таких зданий в городе, наглядно показывающих, как нехватка материалов вынуждала архитекторов проверять имеющиеся на прочность.

Самара, расположенная в более 500 км к юго-востоку от Москвы на реке Волге, является шестым городом России по численности населения. Её расцвет пришелся на конец XIX века, когда купцы, разбогатевшие от торговых возможностей, которые предоставляло положение на Волге, строили себе элегантные и величественные особняки в стилях неоренессанса и модерна. Они по-прежнему украшают город, хотя многие из них остро нуждаются в ремонте.

XX век обогатил Самару прекрасным наследием конструктивизма и сталинского неоклассицизма. Во время Великой Отечественной войны в Самару были эвакуированы советское правительство и многие военные заводы. Бункер Сталина все еще здесь, глубоко под административным зданием на вершине крутого холма с видом на Волгу. Город был закрыт для иностранцев, будучи центром военной и космической промышленности. Каждая третья семья работала в ВПК или для космической программы. Город до сих пор окружен высокими антеннами, которые когда-то глушили зарубежное радиовещание – “Голос Америки” и BBC. Они уже не действуют, но всё ещё стоят.

После развала Советского Союза Самара стала известна из-за своей преступности, которая медленно, но верно проникла на все уровни, от городской администрации до ФСБ. Деятельность одной из крупнейших полукриминальных групп, группы компаний “СОК” (аббревиатура от “Самарские объединённые капиталы”) была задокументирована и проанализирована на сайте kompromat.ru, российского новостного сайта, публикующего без цензуры материалы о русском бизнесе и людях за определенную плату.

Согласно kompromat.ru, “СОК” была основана бывшими преступниками и выросла на протяжении 1990-х, благодаря методам принуждения и запугивания, которые она продолжает использовать. Тот же источник связывает их с нескольких убийствами и случаями угрозы физической расправы. Именно “СОК” купил участок земли, на котором стоит Фабрика-кухня завода имени Масленникова. Это вновь выявленный памятник историко-культурного наследия, т.е. находится в процессе признания его статуса памятника, хотя окончательное решение о закреплении статуса ещё не принято. Здание относится к вновь выявленным уже в течение 17 лет, что много даже для России. Подобное отсутствие ясности делает здание уязвимым. “СОК”, передавшая здание компании “Самарский пассаж” (компании связаны друг с другом), хочет снести историческое здание и построить многоэтажный жилой дом, чтобы обеспечить максимальную отдачу от небольшого участка земли.

В 2007 году было создано общественное движение в защиту Фабрики-кухни. У истоков движения стоят молодые архитекторы и общественники, не желающие допустить снос здания. В 2009 году Московское общество охраны архитектурного наследия (MAPS) и SAVE Europe’s Heritage опубликовали двуязычный доклад о состоянии архитектуры Самары “Самара: наследие под угрозой”. Пресс-конференция по случаю выхода доклада в Самаре состоялась при переполненном зале; на ней присутствовали два вице-мэра, представители местных органов власти и областного министерства культуры, архитекторы, студенты и представители прессы. Дискуссия была политической: у жителей города было сильное ощущение, что местный бизнес вместе с властями использовал наследие города для достижения своих целей, либо для присвоения денег, предназначенных на реставрационные работы, или приговаривая здания к сносу, чтобы дать зелёный свет безудержному современному строительству.

В этом году местная прокуратура попросила областного министра культуры Ольгу Рыбакову выдать собственникам Фабрики-кухни уведомление об их охранных обязательствах с подробным перечислением того, что является предметом охраны. Это казалось значительным шагом вперед, опровергавшим слухи о том, что Министерство культуры заключило сделку с собственниками здания. Однако уведомление от г-жи Рыбаковой был возвращено невскрытым: якобы, в “Самарском пассаже” не оказалось никого, кто принял бы письмо. “Так и будет продолжаться”, сказал один из участников общественного движения, пожелавший остаться неназванным. “Рыбакова будет продолжать сбивать общественность с толку, прикрывая себя и не позволяя чему-либо измениться. Закон по-прежнему будет игнорироваться, а здание в результате продолжит разрушаться”.

Однако, даже если закон соблюдается, он часто работает против здания. Особняк Субботина-Шихобалова, известный так же как Дом губернатора, изящнейший неоренессансный особняк конца XIX века по адресу №3 улица Алексея Толстого, уже десяток лет стоит, открытый всем ветрам. Это прекрасное здание, одно из всего лишь 50 федеральных памятников в городе (что эквивалентно первому уровню охраны в Великобритании), пустует и заколочено, окружено грубой деревянной оградой, исписанной граффити. Под штукатуркой фасада скрывается кирпичное здание, что придаёт ему вид крупного каменного дворца. Фасад первого этажа рустован, а парадная часть второго этажа полурустована, поддерживая игривый и богатый фриз под глубоким карнизом. Фасад украшен грифонами и круглыми отверстиями. Картуш венчает фасад, с фигурами мужчины и женщины, закутанных в тоги. Правда, теперь фигуры стираются и разрушаются десятилетиями суровых зим и палящего летнего солнца.

Как получилось, что этот красивый, изящный особняк было заброшен и не чествуется как прекрасная жемчужина архитектуры? Алия Чебутарёва, главный государственный инспектор Росохранкультуры в Поволжье, объясняет нам работу системы. Отделение было открыто 2 года назад, когда федеральные власти постановили, что регионы должны контролировать состояние федеральных памятников. Тогда в штате было 7 сотрудников, но сегодня осталась она одна. Она отслеживает состояние 57 памятников историко-культурного наследия федерального значения в Самарской области с правом проводить инспекции раз в три года. Если Чебутарёва находит состояние здания неудовлетворительным, она может написать в Министерство культуры, которое, в свою очередь, обязано проинформировать владельцев (если их можно найти) о необходимости ремонта зданий. Если ничего не делается, она может обратиться в прокуратуру для разрешения на повторную инспекцию.

Г-жа Чебутарёва инспектировала Дом губернатора год назад и обнаружила дыры в крыше. Она написала в Министерство культуры, чтобы попросить их связаться с владельцами, что и было сделано. Но владельцы не ответили. Штрафы за пренебрежение охранными обязательствами по сохранению архитектурного памятника крошечные и редко накладываются на нарушителей. Если здание продолжает разрушаться, его забирает Министерство культуры, которое имеет ужасающий опыт проведения реставрационных работ. В Самаре есть только один архитектор-реставратор, а его методы крайне неудовлетворительны. Из-за отсутствия конкуренции в этой области маловероятно, что качество работ улучшится в ближайшем будущем.

В советские времена большинство старых жилых зданий использовалось, а не поддерживались и восстанавливались. Те полуразрушенные здания, которые пережили советское время, по-прежнему воспринимаются как развалюхи без будущего, даже такие ценные как Дом губернатора. Многие из них были преобразованы в неудобные, тесные коммунальные квартиры, создав негативных ассоциации, которые сохраняются и по сей день. Г-жа Чебутарёва говорит, что большинство зданий, судьбу которых она отслеживает, в плохом состоянии, а она сама мало, что может с этим поделать.

Нынешняя система не дает Росохранкультуре полномочий, необходимых для эффективной охраны памятников, а также позволяет перекладывать ответственность между муниципальными и государственными органами без какой-либо ответственности по активному вмешательству в процесс. Это узаконенное безразличие означает, что никто не получает выгоды от наличия в городе прекрасных зданий – расточительство для всех от Министерства культуры до жителей. А полномочия Росохранкультуры, возможно, ещё и будут сокращены: в августе премьер-министр России Владимир Путин поручил министру культуры Александру Авдееву передать полномочия агентства Министерству культуры, что означает его закрытие как организации. Некоторые полагают, что это связано с активной позицией агентства по вопросу строительства “Охта-центра” в Санкт-Петербурге. Результаты этого указа, сообщает “Коммерсант”, ещё предстоит почувствовать на деле.

Однако есть те, кто любит самарскую архитектуру. В эти выходные, 26 сентября, пройдёт архитектурный велотур по достопримечательностям города, организованный энтузиастами. Мероприятие бесплатно и, как ожидается, привлечёт большое количество участников даже из других городов. Ситуация вдохновила местного поэта и музыканта Федула Жадного на песню, которую можно прослушать на сайте, посвященном велотуру. Для участников сделаны футболки с изображением Карла Маркса, катающегося на велосипеде под лозунгом “Фабрика-кухня или смерть”. Пока есть ещё такое творческое сопротивление и любовь к городу, остаётся надежда, что некоторые из его прекрасных зданий будут сохранены.

Реклама

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: