Меркушкин в СГАСУ

Сегодня губернатор Самарской области Николай Меркушкин побывал в Самарском государственном архитектурно-строительном университете. Там он рассказал о планах. Краткое резюме – планов громадьё. На встрече была поднята и тема исторического наследия, хотя ей было уделено сравнительно мало времени, несмотря на то, что в вузе имеется целая кафедра реставрации. Резюмируя сказанное и недосказанное губернатором, можно порадоваться за бесхребетных архитекторов и подрядчиков, но попрощаться с мыслью о сохранении исторического центра Самара собственно историческим.

Nikolay Merkushkin in SGASU, 24 January 2014

Губернатор Самарской области Н.И. Меркушкин в СГАСУ, 24 января 2014

Всё под снос

Начали издалека, с Саранска. Меркушкин рассказал, как за время его правления там было много чего построено. Начали с постройки крупного собора в самом центре, где ранее “были только деревянные частные дома”. Было там “одно из самых старинных зданий в городе”, но всё снесли. “И никто не возражал”. Это “и никто не возражал” Меркушкин повторил трижды с паузами.

Кстати, собственникам жилья в историческом центре надо быть готовыми соглашаться с предлагаемыми суммами и вариантами переселения. Меркушкин привёл пример нескольких “упрямых” семей в Саранске, которым предлагали за переселение из частных домов по 4 миллиона, а они требовали 14. Но суд в результате присудил только по 2,4 миллиона. “И мы уже не можем заплатить больше, чем постановил суд”.

Nikolay Merkushkin in SGASU, 24 January 2014

Губернатор Самарской области Н.И. Меркушкин в СГАСУ, 24 января 2014

Говоря о многочисленных новостройках Саранска, Николай Меркушкин показывал фото и с нескрываемым удовольствием, вполне понятным, рассказывал о количестве “архитектурных элементов” на фасадах. Под элементами подразумевались всякие полуколонны, каменные наличники, арочки и прочие чудеса современного моддинга. Губернатор также приводил примеры зданий, которые были построены под старину. “Люди смотрят и не верят, что это новое здание”.

Я не стану отрицать чудеса современных строительных технологий и мастерство исполнителей. Вот, скажем, пример строительства частного дома в Подмосковье, когда с использованием современного материала была сделана качественная архитектурная работа. Но это всё же “имитация”, переосмысление классических элементов в новой постройке. Лет через сто она станет памятником архитектуры.

Только вот у нас уже есть десятки памятников архитектуры, истории и культурного наследия (для прекращения части споров я бы разделял их именно так вместо аморфного понятия “памятник историко-культурного наследия”). И им не надо ждать сто лет. Им надо дождаться качественного ремонта, как минимум. А лучше, качественной реставрации, чтобы на многие годы вперёд. И примеры, когда такие ремонт и реставрация возвращают к жизни вроде бы гнилушки и развалюхи, тоже имеются. Вот в Москве из старой и, казалось бы гнилой квартиры сделали образчик дорогого (у нас бы сказали, элитного) современного жилья.

А что же в Самаре? А в Самаре, судя по всему, всё снесут (“всё реставрировать слишком дорого”), оставив только несколько наиболее выдающихся (и, наверное, наиболее сохранившихся да крепких) памятников. Некоторые из “удачливых” будут построены заново из современных материалов. Остальные уступят место высоткам, которые, я уверен, даже время не сделает образцами архитектуры. И вот уже некоторые, до недавнего времени казавшиеся вменяемыми, архитекторы говорят о нормальности такого подхода.

Ещё раз подытожу то, что видит губернатор Меркушкин в центре Самары. С одной стороны, он признал под конец встречи, что Самара – крупный город с богатыми традициями и обилием памятников, в отличие от Саранска, который ещё каких-то сто лет назад был “деревней”. С другой стороны, слова про богатые традиции и обилие памятников не должно успокаивать тех, кто ещё на что-то надеется.

По словам губернатора, работы в историческом центре начнутся уже этой весной или летом. Они в части кварталов будут строиться по “челночному принципу”, когда рядом строится новое жильё, в него переселяются жители реконструируемых кварталов, а на месте их зданий строятся новые. Об идее Стадникова о разумной и соразмерной работе по “уплотнению” старых кварталов без нарушения этажности и исторических уличных фасадов, губернатор, по-видимому, не знает. Хотя, чему тут удивляться, если Стадникова из мэрии сплавили подальше, а губернатору по части строительства советует сам господин Баранников, чья фамилия стала нарицательной в нашем городе (и на месте Баранникова я бы не гордился таким увековечиванием себя в истории).

Можно предположить, что в Самаре останутся только наиболее значимые (федерального значения?), наиболее красивые, наиболее крепкие и наиболее знаковые объекты. Всё остальное ожидает ковш бульдозера. Некоторые из снесённых зданий могут быть перестроены заново из современных материалов и даже в точности с тем, как выглядел оригинал. Ведь, по словам губернатора, как можно реставрировать, когда всё равно столетнего кирпича уже не производят.

Ах да, естественно, самарским архитекторам надо настроиться на то, что фасады получат больше шансов на высочайшее одобрение в том случае, если они будут богато украшены архитектурными элементами в количестве не менее нескольких сотен на среднестатистический фасад.

Самое поразительное, горькое и страшное на встрече заключалось в том, что при наличии кафедры реставрации, при ещё свежих воспоминаниях о Каркарьяне, при, казалось бы, пока ещё непрогнутости студентов, не обременённых коммерческими интересами, практически не было вопросов и споров.

Да, доцент означенной кафедры задала дежурный вопрос про реставрацию исторических зданий в “зоне гостеприимства” (это район стрелки). Да, одна из студенток, волнуясь и сглаживая мысль, попыталась подать голос за сохранение исторического наследия. Но это было всё несерьёзно. А слова студентки про Ульяновск чуть ли не потонули в чуть ли не слышимом смехе присутствовавших.

Можно сказать, что архитектурный университет готовит поколение Иванов, не помнящих родства. И работают в этом вузе такие же Иваны. Ну, или последователи Баранникова. Хотя, повторю, ни одного архитектора в аудитории я не увидел. Видимо, часть из них уже готовила позорные соглашательские комментарии прессе, а вторая часть пыхтела над проектами высоток, под которые отдадут ещё не застолблённые участки убитого волжского склона и прочих исторических кварталов.

Так что присуждение Меркушкину звания “почётного профессора СГАСУ” символично не столько своей высочайшей степенью преклонения перед любым высоким чиновником, а тем, что вуз и чиновник нашли друг друга. Вот они развернутся теперь на теле изуродованной, но ещё живой Самары.

А защитникам исторического наследия, пожалуй, остаётся только активнее фотографировать, зарисовывать и просто любоваться этим самым наследием. Ибо при обозначенной программе действий скоро наследия не останется. Будут только отдельные имитации, затерянные среди высоток псевдоэлитного характера. Характер подстать властям.

Планов громадьё

Меркушкин сразу заявил, что приехал представить несколько проектов и посоветоваться с архитекторами. То ли службы протокола не проинформировали губернатора, то ли руководства вуза не делегировало нужных людей в аудиторию, но архитекторов я там не увидел. Если не считать Анатолия Баранникова.

Nikolay Merkushkin in SGASU, 24 January 2014

Губернатор Самарской области Н.И. Меркушкин в СГАСУ, 24 января 2014

Каковы конкретные планы, о которых поведал Николай Меркушкин. Планов этих, напомню, громадьё. И все они, судя по выступлению, лежат в области строительства спортивных объектов. Понятно, что на носу Чемпионат мира по футболу 2018 года. Но всё же странно, что губернатор не упомянул ни одного неспортивного объекта, который планируется возвести в ближайшие годы (дороги, метро и мосты не в счёт).

Главным объектом станет футбольный стадион, про который столько всего сказано, что я не буду повторять. Николай Меркушкин сказал о том, что на встрече с Владимиром Путиным последний бесплатно передал в собственность области под стадион и сопутствующую инфраструктуру 230 га земель. Только мы ведь знаем, что этими гектарами стройка не ограничится.

Проект новой радио-телевизионной передающей вышки, по словам губернатора, будет несколько “улучшен”, чтобы смотреться красивее. Естественно, на какой-то высоте запланированы смотровая площадка и ресторан. Где-то там же в районе Радиоцентра построят и чуть ли не крупнейший в стране ледовый дворец.

Некоторые объекты будут строиться после ЧМ-2018. К таковым, в частности, относится велотрек. Губернатор объяснил это требованиями ФИФА по открытым для накапливания болельщиков пространствам. Но думаю, что здесь либо губернатор, либо те, кто ему подсовывают информацию, хитрят. Приходилось читать о скромных требованиях ФИФА на всего 18-24 га. К тому же, на картинках видно, что многие пространства всё равно будут застроены всякими паркингами и прочими кубами.

Рядом со стадионным комплексом хотят построить “инновационный город”. Если верить экспликации, то никакого федерального или объединённого университета в привычном понимании не будет. А будет ряд научно-исследовательских и проектных институтов, которые, впрочем, могут формально объединить под какой-нибудь удобной шапкой. Там много ещё чего (на фото всё читается). Но мое внимание привлёк пункт “центр малой авиации с аэродромом”. На фото я ничего не смог рассмотреть. Да и где бы там в “Жигулёвских садах” уместился аэродром даже для малой авиации с инфраструктурой?! А уж чем проектантам (это слово, как я посмотрю, ныне модно) не угодил аэропорт “Смышляевка”, где проектируй центр малой авиации и даже не только малой сколько влезет?

Далее Меркушкин рассказал о двух проектах Дворца единоборств, который, как известно, должен уничтожить часть парка “Молодёжный”. Один из проектов подготовлен Минстроем, а второй предложен частными инвесторами. Кстати, проектная организация утверждает, что заказчик – почему-то областное Министерство транспорта. Но это всё цветочки. Ягодки в том, что к дворцу (который по одному из проектов, как видно из рисунка, включает в себя несколько зданий) потом пристроят ещё три объекта – бассейн, ледовую арену и игровой зал. Прощай, парк?!

Вообще, в области должно появиться 15 таких “троек”. Сроки вроде бы не обозначены, но предполагается, что это всё за срок правления нынешнего губернатора. Кстати, показали слайд с картинкой ФОКа на месте бывшего ипподрома.

А ледовый дворец спорта на Молодогвардейской начнут сносить уже весной этого года, чтобы за два года построить новый, рассчитанный на 8500 зрителей и включающий дополнительное тренировочное поле, а также универсальный спортивный зал. Чтобы всё это великолепие уместилось на существующем пятачке, вероятно, придётся забрать часть открытого пространства между дворцом и улицей, а также, как сказал сам губернатор, использовать площади позади нынешнего дворца.

В общем, за разговорами о спортивных стройках Самары и стройках Саранска как-то забылись темы жилищного строительства (я уже приготовился к тому, что губернатор снова опрометчиво порекомендует отправлять ветеранов в “Кошелев-проект”) и направлений роста Самары.

Хотя о росте Самары спросили студенты. Вопрос был о самарско-тольяттинской агломерации. Ответ оказался неожиданно коротким. Меркушкин признался, что чётких планов у них нет. Это одно из самых позитивных сообщений – хотя бы пока не будут вбухивать миллиарды в искусственное сближение двух городов путём сплошной застройки огромного пространства между ними. Здесь я могу только вернуться к тому, что северный вектор вообще ошибочен. Куда перспективнее и проще развивать южное направление с учётом близости Новокуйбышевска.

О разном

От строительства перешли к вопросам. Большая часть разговора завертелась вокруг политики. Меркушкин считает, что в Самаре слишком много политики. Он признался, что “не понимает самарцев, выходящих на митинги… то ли самарцы безграмотные, то ли верят слухам”. Видимо, речь шла о протестах по поводу застройки Радиоцентра.

Продолжая тему, Меркушкин посетовал на малый тираж “Волжской коммуны”, который в разы меньше какой-то мордовской газеты. Якобы, без областной газеты населению трудно получать информацию. Ха, видимо, населению не очень нужна информация, или оно не склонно этой информации доверять, раз областная газета регулярно лежит на стойках в торговых центрах и раздаётся бесплатно.

Merkushkin and Kotelnikov, SGASU, 24 January 2014

Николай Меркушкин и Геннадий Котельников, СГАСУ, 24 января 2014

Задали вопрос о судьбе местного самоуправления. Прямо спросили о том, будут ли отменены выборы мэра, а если нет, то какого кандидата будет поддерживать Меркушкин. Хитрый лис ушёл от ответа. Ушёл далеко, начав вспоминать времена Горбачёва и Ельцина, находя объяснения нелегитимности нынешней системы в силу того, что Россия подписала какую-то европейскую хартию.

Губернатор рассказал и о том, что в ходе недавнего опроса общественного мнения 92% высказалось за сохранение районов городов, и, видимо, против сохранения мэра или его выборности. Судя по всему, суть самарских предложений федералам при разработке нового закона о местном самоуправлении сведётся как раз к этому – выборы мэра отменить, а большинство мэрских полномочий передать на уровень районных администраций.

Мне вот интересно даже не то, верит ли губернатор соответствию озвучиваемых цифр реальности, а то, как предполагается организовать всю эту новуюсамоуправленческую загогулину. При каждой райадминистрации будет свой набор департаментов, типа транспорта или благоустройства? Или все эти департаменты оставят на общегородском уровне, а уберут только мэра?

Далее Николай Меркушкин не смог обойти тему, которую я бы обозначил как “Самара в жопе”. Прямо так он не сказал, но это подразумевалось. В том числе, на примере отсутствия новых ледовых арен. Меркушкин начал сетовать на то, что причиной является бескомпромиссная борьба областной и городской власти во времена одного “я сейчас не буду называть фамилию”.

И почему это губернатор не захотел назвать только одну фамилию? Ведь если речь идёт о противостоянии, то подразумевается, как минимум, две фамилии. Даже если отвлечься от Тархова, то в жопу Самару основательно затолкал и прежний губернатор Артяков. Ну, и Титов, наверное, тоже поспособствовал хотя бы во второй половине своего губернаторствования.

Так почему же старательно умалчиваются эти фамилии? Почему вся ответственность возлагается именно на городской уровень? И, кстати, если уж Самару так опустили, то почему все эти лица не сидят на скамье подсудимых или люстрированы, а занимают уютные должности сенаторов и глав госкорпораций?

Под занавес один из студентов спросил, как быть с экологией, если столько всего планируется построить. Хотелось самому ответить студенту, что никак, если вместо парка воткнут дворец спорта и ещё три объекта. Но губернатор успел перехватить инициативу и кратко что-то сказал про очистку рек.

В ходе встречи Николай Меркушкин отметил, что картина парящих колодцев в Самаре была для него дикостью после Саранска. Я быстро справился у саранского знакомого в Твиттере о том, правда ли в столице Мордовии нет парящих колодцев. Мне тут же ответили, что колодцев может и нет, а вот одна из теплотрасс парит в нескольких местах. Я не преминул подать голос и сообщить губернатору о данном факте. Он не смутился и начал с того, что в Саранске у него много не только сторонников, но и противников, видимо, подразумевая, что я вышел на связь именно с таким. Далее он парировал тем, что указанная теплотрасса принадлежит частной энергокомпании, с которой они борются.

В конце встречи Меркушкин вновь вспомнил об этом эпизоде. Он обратился через зал ко мне, сказав, что был рад встрече, в том числе и с теми, кто постоянно был на связи с Саранском. Я поднял голову. Ответил, что веду твиттер-трансляцию, и меня уже даже процитировали местные СМИ.

— А Вы как напишете, хорошо или плохо? – спросил Меркушкин.

— Хорошо напишут СМИ, – кивнул я направо в сторону корреспондентов. – Плохо напишут в блогах, – предположил я без кивков. – А я напишу, как есть.

— Что значит, как есть? Давайте мы все будем работать вместе.

Наверное, писать как есть – это плохо по мысли губернатора. Или хорошо или ничего. Неудивительно, что с таким подходом никто не хочет читать “Волжскую коммуну”, а люди склонны верить слухам.

Но ушёл Николай Меркушкин всё же не ни с чем. В завершение встречи ректор СГАСУ Михаил Бальзанников открыл красную коробочку, лежавшую на столе, и достал диплом почётного профессора СГАСУ, который и вручил самарскому губернатору. Я и не сомневался, что эта таинственная коробочка была каким-то актом подобострастного преклонения перед крупным чиновником. Ну, не могут у нас без этого! Ладно, спишем на особенности отечественного гостеприимства.

PS: Пользуясь случаем, хочу передать восторг тем, как организовано информирование обо всех означенных губернатором Меркушкиным грандиозных планах на сайтах соответствующих ведомств, в частности Министерства строительства Самарской области. Многие разделы там заканчиваются 2011-2012 годами. Ни одного информационного сообщения, не говоря уже о тех же слайдах или рендерах проектов, заказчиком которых является тот же Минстрой, на сайте нет! Может быть, Баранников вёл конспект, чтобы хотя бы его выложить в разделе “Актуальное”? Только вот почерком не вышел.

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: