Странная встреча в Доме архитектора

Сегодня в самарском Доме архитектора прошла довольно странная встреча, которую можно было бы резюмировать как необсуждение обсуждаемого. В центре внимания оказался некий проект планировки территории исторического центра и стрелки рек Волги и Самары, разработанный санкт-петербургским институтом “Ленгипрогор” и почти тщательно скрываемый от широкой общественности.

Почему “почти” и от “широкой”? Всё просто. Все необходимые утечки были, причём через блоги, близкие к городской администрации. Уж не знаю, специально ли так сделано, чтобы несколько дистанцировать первую волну скандалов от областного правительства, которое первым продвигает проект. И хотя представители архитектурного сообщества на встрече пытались сделать вид, что их никто ни с какими проектами не знакомил, некоторые проговаривались, что что-то там знают.

Vitaly Stadnikov, 14 February 2014

Виталий Стадников, советник мэра Самары по архитектуре, 14 февраля 2014

Декан факультета дизайна Самарского государственного архитектурно-строительного университета Светлана Малышева сразу попросила не обсуждать полу-таинственный проект, поскольку никто его, якобы, ещё в глаза не видел. Но выступавшим было порой трудно не затрагивать то, ради обсуждения чего, собственно, все и собрались. А поскольку собрались здесь представители самых разных групп, то в совокупности с таким дипломатизмом получилось, что встреча была странной и даже бесцельной – ни чёткого предмета, ни чёткой повестки дня, ни чёткого круга обсуждаемых тем и вопросов.

Так, встретились архитекторы, политики, общественники, поговорили каждый о своём, очертили круг вопросов для некоего письма губернатору Меркушкину и разошлись. Не все присутствовавшие представители архитектурного сообщества были даже в курсе того, что Меркушкин недавно был в архитектурно-строительном университете. А одна тележурналистка вдруг призналась оператору, что это не её сюжет, что она слабо понимает, что тут происходит, но точно оказалось, что не публичные слушания.

Малышева: профессиональные горожане.

Стадников: меня как главного архитектора не пригласили ни на одно из заседаний по поводу данного проекта.

Дёмина: у многих горожан трепетное отношение к наследию; да, я хочу город-музей в этом месте; постановления о выводе объектов из списка памятников подписал в 2013 году Нефёдов.

Головин: задача решаема, так как вся историческая часть Самары уместилась бы на территории Центрального парка Нью-Йорка (при словах про Нью-Йорк все напряглись, но оратор, чьи проекты довольно красноречивы, вдруг заявил, что всегда боролся за сохранение наследия); в этом проекте я не вижу проецирования исторического города; там должна быть другая архитектура.

Малышева: принцип бесконфликтной реновации с сохранением среды во всех смыслах этого слова.

Малахов: мы коммерциолизировали свои мозги.

Хотимский: это затопляемая территория.

Астахов: памятники эти – наш позор; почему мы не можем достучаться до власти и использовать её?; на одном туризме не уедешь; надо привлекать большие финансы; можно найти компромиссные решения по сохранению порта и парку; экономическое обоснование проекта – туфта.

Симак: власть часто избегает своих специалистов и жителей и почему-то привлекает специалистов из других городов, которым Самару просто не жалко.

Обухов: мордовские открыто нас ненавидят.

Герасимов: меня удивляет отсутствие патриотизма у руководителей города; Горпроект миллионного города насчитывает всего 75 человек и не потянул бы такой большой проект; архитекторов много, но мы же разбежались по своим мастерским; всё сохранить невозможно, надо искать компромисс.

Зайкин: самарская архитектурная школа – лучшая; почему мы кланяемся инвесторам?; население центра деклассировано и скоро будет уже расселено в Южный город и другие новые районы.

Ерёмкин: речной порт приносит прибыль, а у СЭМЗ оборонный заказ.

Обухов: давайте объединимся и будем диктовать свои условия властям.

Кто-то: давайте диктовать не будем, и постараемся отказаться от позиции силы.

В результате можно было в очередной раз воочию убедиться в том, что самарская общественность делится на следующие яркие группировки: общественники “руки прочь от самарского наследия”, защитники порта “руки прочь от речного порта”, архитекторы “ну да гну”, политики “а фиг вам” и примазавшиеся к политикам архитекторы, шкодливо показывающие остальным пальчик.

И попытка провести некое общественное обсуждение больше походила на собрание для галочки, а также мероприятие, которым потом можно будет удачно махать перед лицом заинтересованных сторон, в том числе и на закрытых узкоспециализированных встречах в верхах. Общественность ведь такая штука – её можно по-всякому использовать, особенно, когда сама эта общественность разобщена и остаётся за закрытыми дверьми.

Advertisements

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: