Ленгипрогор-11: Стрелка

Сегодня мы отправляемся в заключительную прогулку по историческому центру Самары, которому подписан смертный приговор через переустройство по планам “Ленгипрогора”. Нам осталось пройти по краю обречённого района, осмотрев отдельные исторические и культурные достопримечательности, попадающиеся на этом краю тут и там.

Начнём нашу прогулку от 6-го причала в начале улицы Комсомольской. Здесь сохранился комплекс пристанских цементных складов Николая Васильевича Мешкова, пермского купца и пароходчика. Он был возведён в 1909 году компанией “В. Ротерт и Ко.”. Только вдумайтесь в то, что склады построены из бетона в стиле модерн! Это вам не обыденные складские ангары из сайдинга, не поддающиеся никакой архитектурной классификации.

Комплекс складов Мешкова состоит из трёх зданий – двух складов и особняка посередине. К сожалению, полностью его рассмотреть можно только с Волги. А со стороны Волги или набережной можно также рассмотреть уцелевшие парадные ворота с остатками металлических украшений. Решением Куйбышевского областного исполкома комплекс был признан памятником культурного наследия регионального значения в 1987 году (Р.ОИ от 06.05.87 г. № 165).

Далее на улице Максима Горького нас привлекает небольшой квартал с домами постройки 1930-х годов. По крайней мере, одно из зданий (М. Горького 62) в списках объектов культурного наследия отнесено ко 2-ой половине 1930-х годов. Но не менее интересно, хотя и проще на вид, жилое здание под номером 60, обращённое главным, вытянутым фасадом на улицу Крупской.

Пересекаем улицу Крупской и попадаем на территорию складов строительных материалов с магазинчиками. Но не задерживаемся, тем более, что представляющие историческую и архитектурную ценность здания мельницы Башкировых мы уже видели в одну из прошлых прогулок.

Но до конца квартала по нечётной стороне, на которую мы сегодня обращаем внимание, есть ещё дом под номером 48, на воротах которого написано “Швейная фабрика”, хотя чертежи “Ленгипрогора” почему-то помещают это предприятие на два квартала выше (между улицами Водников и Алексея Толстого), где вроде бы никакой швейной фабрики не замечено. Это ещё раз говорит о том, с какой “тщательностью” составлялись питерские планы. На них здание швейной фабрики обозначено как склады компании по продаже строительных материалов. Хм, неужели надпись на воротах, ничуть не обветшавшая, а, наоборот, блестящая новизной, не соответствует действительности?

Дело в том, что ОАО “Самарская швейная фабрика” значится одним из исполнителей государственного оборонного заказа. На ней на протяжении уже более 25 лет шьют продукцию для Министерства обороны РФ и Министерства внутренних дел РФ – погоны, форменные рубашки, а также спецодежду, мужские и детские сорочки, постельное бельё.

С другой стороны, предприятие в октябре 2010 года признано банкротом с упрощённой процедурой банкротства. В 2013 году срок конкурсного управления для завершения процедур по ликвидации фабрики продлён до 1 июня 2014 года.

История фабрики не совсем ясна. В советские годы было несколько швейных предприятий. Среди них, Куйбышевского производственное швейное объединение “Красная звезда”. Оно берёт начало в 1922 году как обмундировальная фабрика № 2 окружного военно-хозяйственного управления Приволжского военного округа, с 1924 года – швейная фабрика № 2 «Красная Звезда» Приволжского военного округа. Затем менялись лишь ведомства, к которым она была приписана. 31 августа 1962 года швейная фабрика № 2 объединилась в одно предприятие со швейной фабрикой № 6. С 21 февраля 1972 года по 1 июля 1975 года – Куйбышевская швейная фабрика «Красная Звезда» Куйбышевского швейного треста Министерства легкой промышленности РСФСР. 20 мая 1974 года к швейной фабрике «Красная Звезда» присоединена Новокуйбышевская швейная фабрика. С 1 июля 1975 года – Куйбышевское производственное объединение «Красная Звезда» с подчинением 1-му Российскому швейному производственному объединению Министерства легкой промышленности РСФСР. С 1991 года – Самарская промышленно-торговая швейная фирма «Красная звезда». Компания была ликвидирована в 2002 году, а её новый корпус на улице Партизанской превратился в офисный центр.

В состав “Красной звезды” в 1962 году включили швейную фабрику № 6. Она была создана в 1932 году как швейная мастерская индивидуальных заказов (МИЗ) № 6 Средневолжского краевого швейного треста. С 1938 года – швейная фабрика № 6 индивидуальных заказов одежды.

Ещё была швейная фабрика № 3 имени Володарского, созданная в декабре 1929 года.

Наконец, на одном из форумов есть сообщение о том, что искомая “Самарская швейная фабрика” на Максима Горького была в советское время сначала швейной фабрикой имени Крупской, с 1961 года – швейной фабрикой № 5. Скорее всего, фабрика появилась до Великой Отечественной войны, так как, по сведениям Т. В. Синицыной, на фабрику № 5 передана часть оборудования с эвакуированной в Куйбышевскую область и Ульяновск киевской швейной фабрики имени Горького. Правда, из статьи не совсем понятно, идёт ли речь о куйбышевской или ульяновской фабрике № 5. А в другом исследовании того же автора фабрика № 5 в Куйбышеве вообще не упоминается.

А мы двигаемся дальше. Улица Максима Горького заканчивается, плавно переходя в Малярный переулок. Хотя, если быть точным, Малярный переулок переходит в улицу Максима Горького. Но мы ведь двигаемся в обратную сторону. В Малярном переулке только два жилых здания – и оба являются объектами культурного наследия. Оба дома определены как бывшие доходные дома. Только про дом номер 3 уточняется, что это “доходный дом в стиле модерн”.

Переходим на другую сторону улицы Водников. Хотя мост значится как “мост по улице Главной”. Поднимаемся по улице Засекина (которая на планах “Ленгипрогора” ошибочно названа Карбюраторной). Эта улица на всех картах до 1916 года называется как «улица Набережной реки Самары», в 1946 году переименована в Карбюраторную, так как в Куйбышев эвакуировали воронежский завод карбюраторов. Подходим к самому знаковому объекту всего района – бывшему элеватору мукомольного завода № 1. По своей знаковости на всей территории, которую распланировал “Ленгипрогор” с этим элеватором могут сравниться только “Дом Губернатора” и сама стрелка Волги и Самары.

Бывший элеватор бывшего мукомольного завода № 1 – высокое (около 100 метров) здание, состоящее из двух цилиндрических объёмов, соединённых срединной частью, в которой, в частности, располагаются лестничные пролёты. Этот элеватор – самый известный и узнаваемый. Он встречает въезжающих в Самару по мосту и виден издалека. К сожалению, уже много лет элеватор заброшен. А все проекты переустройства его со сменой функционального назначения остаются проектами.

Другой крупный советский элеватор располагался на волжском берегу в створе улицы Кутякова. Но в 2012-2013 годах он был снесён.

А мы продолжаем прогулку и выходим на Хлебную площадь (помним, что это вторая Хлебная, носившая ранее название Полицейской). Здесь высятся ещё два элеватора. Первый – советская постройка. А вот второй, самый дальний, является объектом культурного наследия. Это бывший элеватор Государственного банка.

В 1910 году Государственный банк решил строить собственные зернохранилища, чтобы иметь возможность осуществлять ссудные операции под залог зерна, хранящегося в собственных складах. Строительство системы элеваторов начали с Самарской губернии.

Одним из самых сложных вопросов стал выбор места расположения зернохранилища. Существовали две точки зрения, как бы два враждебных лагеря. Хлеботорговцы, имевшие свои амбары по реке Самарке, требовали возведения элеватора вблизи Полицейской площади, так как самарский лед вскрывался первым и можно было заранее загрузить баржи зерном. Кроме того, проведение железной дороги к элеватору не требовало строительства длинной железнодорожной ветки, что также удешевляло проект. Казанские предприниматели, заинтересованные в строительстве элеватора, взяли обязательство за свой счет углубить бухту при впадении Самарки в Волгу. Тем самым они обеспечили бы зимовку 66 баржам емкостью от 3 360 тысяч пудов до 3 960 тысяч пудов. Работы обещали закончить к осени 1913 года.

Другая группа новых хлеботорговцев требовала строительства элеватора на Волге вблизи Шадринской мельницы (у завода Кинап). Их цель заключалась не в том, чтобы как можно раньше по весне выбросить хлеб на рынок, а наоборот, как можно дольше его держать, ориентируясь на цены Западной Европы. В биржевом комитете началась настоящая война, писались письма протеста, собирались подписи, созывались чрезвычайные заседания. Так, например, 16 августа 1912 года в 10.00 на чрезвычайном собрании биржевого комитета обсуждалось письмо пяти членов Биржи. Присутствовало 29 человек. А.И. Кан, Г.И. Лесинский, А.Я. Слободчиков, С.Н. Постников и Н.Т. Якушев потребовали строительства элеватора на Волге. Им резко возразила другая группа биржевиков. Так И.В. Лосев ответил, что на бухте за подачу вагонов не платить, а на Волге – платить.

В качестве аргумента звучало, что плата за подачу вагонов до Шадринской мельницы – стоит 3 рубля 25 копеек. С.Н. Постников в ответ заявил, что бухта на Самарке мала и резко снизит обороты. Госбанк соглашался заплатить любые деньги за земли на Волге, так как был заинтересован в увеличении экспорта зерна, а не в его выгодной продаже на внутренний рынок. Представители городских властей заявили, что отдадут безвозмездно в бухте у реки Самарки земли, так как городу самому нужно зерно и право им распоряжаться.
В конечном итоге строительство началось в бухте. // Ссылка

На возведение самарского элеватора Госбанка выделили 8 миллионов рублей (по другим данным правительство выделило 2 973 607 рублей). Строительство началось в 1913 году на правом берегу Ново-Самарской бухты на месте стоявших там ранее хлебных амбаров. Выбрали один из четырёх поступивших на объявленный правительством конкурс. В 1913 году успели вырыть котлован под главное здание и провести железную дорогу за 1,5 миллиона рублей. Железобетонные работы закончились к 1 января 1915 года. Силовая электростанция строилась с августа 1914 года по декабрь 1915 года. В то же время построили насосную башню и шестиэтажный жилой дом для обслуживающего персонала. В том же доме оборудовали лабораторию и контору.

Самарский элеватор занимал площадь в 840 квадратных сажень и обладал ёмкостью на 3 400 000 пудов. В элеваторе было 476 силосов (закромов), 8 подъёмных машин производительностью до 3 500 пудов в час. Механическое оборудование поставило Товарищество Антона Эрлангера и К. Силовую установку конструировали заводы Шведского Акционерного общества де Лаваль, котлы – завод Бари в Москве. Прокладку проводов, освещение взяло на себя Акционерное общество Вольта. Телефонную и световую сигнализацию провело Акционерное общество «Борьба с огнём».

Здание самарского элеватора открыли 21 сентября 1916 года. Построенное по проекту инженера путей сообщения В. Г. Петрова, оно занимало второе место в России по вместимости зерна. В комплекс, помимо элеватора, входили подъездные железнодорожные пути, электростанция, насосная станция и даже жилые дома. Архитектурный стиль разными источниками определяется то как промышленная архитектура с элементами неоклассицизма, то промышленный рациональный модерн.

Между историческим и советским элеваторами стоит здание конторы и жилых квартир обслуживающего персонала элеватора. На фасадах сохранилась часть лепнины, часть уже утрачена. Также сохранились оригинальные металлические ограды балконов.

Мимо проходят подъездные железнодорожные пути, которые ведут с железнодорожной станции Самара на стрелку. От элеватора Госбанка галереи ведут к двум башням на берегу бухты. Это были станции выгрузки зерна на баржи. Ранняя загрузка барж зерном из-за раннего вскрытия Самары давали самарским купцам временное преимущество при отправке зерна.

Но после 1917 года элеватор несколько лет не заполнялся зерном и позднее был переделан под комбикормовый завод. В 1960-е годы комбикормовый завод отгружал 18 тысяч тонн комбикормов в месяц для области и северных регионов. Тогда же провели полную реконструкцию. Но через несколько лет на заводе произошёл взрыв, после чего потребовалось проводить восстановительные работы. В 2007 году ЗАО “Самарский комбикормовый завод” стало банкротом.

А теперь посмотрим на планы “Ленгипрогора”. Склады Мешкова вроде бы должны остаться. Но вот перед ними планируется что-то построить. Уж не многоэтажное ли жильё? В любом случае, строительство чего-либо между Волгой и складами будет преступлением, в результате которого мы уже никогда не увидим комплекс с реки. Также планируется снести жилой городок по Максима Горького. Сносу по планам “Ленгипрогора” подлежит и здание Самарской швейной фабрики. Дома в Малярном переулке вроде бы сохраняются. Снесут и элеватор на Засекина. На его месте планируется возвести нечто в примерно той же стилистике, но это будет уже не знаменитое сооружение с неповторимыми формами. Наконец, здание исторического элеватора Госбанка и соседнее здание конторы/квартир предполагается оставить. Впрочем, между ним и Хлебной площадью авторы проекта видят жилой комплекс переменной этажности (от 5 до 16 этажей). Так что, с реки элеватор будет виден. А вот со стороны Хлебной площади уже нет. Хотя, это надо ещё постараться уместить высотки на том пространстве.

В общем, по окраине “ленгипрогоровского” района мы прогулялись вовремя. Конечно, не всё так сразу и быстро снесут. Но лучше увидеть и запечатлеть это сейчас, а не в процессе сноса, с зияющими дырами в стенах или голым каркасом из остатков арматуры. Как говорится, спешите видеть.

Да, окраина района за последние двадцать-тридцать лет не просто обветшала, но и почти полностью обанкротилась в прямом и переносном смыслах. Да, сейчас не принято даже обсуждать возможность сохранения промышленных предприятий в черте города. Да, территория требует основательной расчистки – но расчистки от мусора, лишних заборов и временных строений, от гаражей и незаконных лодочных станций, от бурьяна и пылевых полигонов. Но никак не расчистки от исторических и знаковых зданий.

На этом мы завершаем прогулки по той части Самары, которая, по задумке властей и “Ленгипрогора”, должна “преобразиться” в ближайшие годы.

Источники:

  • Попов Павел. Самарский след “красного купца” Мешкова. // Ссылка
  • Путеводитель по фондам Государственного архива Самарской области. Том II. 2006. // Ссылка
  • Толкачёва Т. В. Строительство элеваторной системы в России (на примере Самарской губернии) в конце XIX – начале XX веков. // Ссылка

Начиная с этого года 120 га исторических и промышленных кварталов Самары начнут переделывать по проекту компании “Ленгипрогор”, утверждённому властями несмотря на заметное общественное недовольство. На протяжении одиннадцати недель мы с вами обходили обречённые кварталы, фотографировали фасады, заходили во дворы, искали новые кусочки городской мозаики, которые совсем скоро могут уйти в историю, как уходят в историю самарские элеваторы, заводы и готовится к той же участи грузовой речной порт.

Можно было бы закрыть страницу споров ввиду того, что проект утверждён, а общественности подкинули леденец под названием архитектурный конкурс. Успокаивающий посыл таков: “Ленгипрогор” лишь нарисовал общую картину, примерно представив территорию в будущем, а детали фасадов будут рисоваться архитекторами, так что ничего страшного. Но как можно успокаиваться, если в общей картине на стрелке рек Волги и Самары стоит никому там не нужный ЗАГС, если значительная часть исторической застройки пойдёт под ковш экскаватора, если на территории бывшего завода не придумали ничего лучше большого торгового центра без парковочных площадей, если в прошлое отправляются не только сомнительные в нынешних формах работы в грузовом порту, но и несомненные преимущества от наличия стратегических зернохранилищ?

На проблему есть несколько взглядов, которые либо диаметрально противоположны, либо отчасти пересекаются. Лично я слабо вижу перспективы грузового порта в узком горлышке без должных автомобильных подъездных путей и с перевалкой песка. Не отказываюсь от идеи устроить на стрелке парк, только без школ, дворцов бракосочетаний и конгресс-центров. Впрочем, не стану стопроцентно отметать и варианты модернизации грузового порта с возможной трансформацией в расширение круизной деятельности. Но жалко растрачивать такой участок на простую гору песка и щебня с частными лодочными сараями и гаражами, кучами мусора и ощущением пустынного запустения.

Вот перспективы элеваторов мне видятся куда чётче. Они удачно расположены на берегу реки и имеют подъездные железнодорожные пути. Кто-то скажет, что сейчас пришло время небольших хранилищ и частных пекарен. Но мне кажется, что создание стратегических запасов зерна великой стране не повредит. А тут ещё и удобство транспортировки – как подвоза зерна из разных областей, так и распределения далее.

Появление в планах торгового центра разработчики объясняют необходимостью окупить значительные затраты инвесторов на реализацию проекта. Словно весь проект реализуется на деньги неких частных компаний, которые вдруг пожелают отреставрировать некое количество старых домов в надежде отбить затраты на арендной плате в ТЦ. И тут же в радужных планах значится оживление района с открытием массы торговых точек.

Только неумные или хитрые люди способны совместить эти две противоположности в одну, да ещё на столь малом участке. Крупные торговые центры убивают всякую мелкую торговлю, кроме разве что универсамов у дома. Мелким торговцам будет проще установить киоск или лоток в вестибюле торгового центра, чем содержать магазинчик в старинном доме с охранными обязательствами и ограничениями на использование фасадов.

Но самым узким местом этого торгового центра станет проблема парковок. Их в проекте попросту нет. Возможно, сколько-то машиномест предусмотрено на подземных уровнях. Но опыт показывает, что это количество либо ограничено, либо отсутствует вовсе по причине прижимистости девелоперов. Представить себе, что необходимые для окупаемости толпы покупателей направляются в торговый центр исключительно на общественном транспорте, довольно трудно. Да и по общему объёму торговых площадей самарский рынок давно признан одним из самых насыщенных в стране.

Наконец, больше всего вопросов и опасений вызывает судьба исторической застройки. Судя по всему, в живых оставят только некоторые здания по периметру части кварталов, включая знаковые объекты (Дом губернатора) и ведомственные. Внутриквартальная застройка вне зависимости от своей ценности и состояния пойдёт под снос наряду с частью домов по фасадам кварталов.

Степень утраты исторической застройки пока сложно оценить, так как существуют противоречия в самих ленгипрогоровских планах, а также не ясно, к чему приведёт так называемый открытый архитектурный конкурс. Пугает и установка губернатора Меркушкина, сделавшего руководителя проектной фирмы своим советником, на полную переделку зданий с возведением фасадов “в стиле прошлых веков”. Подобная “стилизация” способна сделать из исторической части Самары муляж, не имеющий никакого или минимальное историко-культурное значение.

А надо ли вообще что-то делать на этих 120 гектарах? Безусловно, надо. Надо очистить территорию от обвалившихся сараев и гор мусора, бурьяна и плохих дорог, старых коммуникаций и пыльных обочин. Надо освободить исторические фасады от кондиционеров, рекламы, объявлений. Надо отреставрировать здания, проведя в них современные коммуникации и удобства. Надо благоустроить район за счёт самых обычных элементов благоустройства – фонарей, урн, лавочек, газонов и цветников. Ну, и, конечно, вовремя и регулярно вывозить мусор из баков с урнами, чтобы кое-кому не давать повода фотографировать переполненные урны и обвинять в этом исторические здания.

Вот в такой обновлённый без ампутаций район вполне потянутся новые жильцы и посетители, которым не нужен будет для этого огромный торговый центр и загораживающие виды на реки высотки.

Реклама

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: