Красный всегда в моде

Взвейтесь над городом алые стяги, Красный Октябрь в Самару идёт. Примерно так можно было бы распевать, гуляя осенью по Октябрьскому району. И название говорящее, и кумачовых полотнищ в этом месяце достаточно, особенно в наши времена всеобщей ностальгии по советскому прошлому.

Oktyabrsky District Sign, Samara

Стела «Октябрьский район» на площади Сельского хозяйства, Самара

У Октябрьского с тем октябрём связь не только топонимическая, но и историческая. На трубочном заводе, например, не только ковалось оружие для Первой мировой, но и велась активная революционная агитация. Сейчас, конечно, и агитацию вести крамольно, и завод уже закрылся, но фактов из истории не выкинешь. Или вот Овраг Подпольщиков, который в народной мифологии прочно связан именно с революционными подпольщиками, хотя в реальности вряд ли имел к ним какое-либо отношение. Тогда не по оврагам было принято прятаться, а устраивать конспиративные встречи в квартирах активистов.

До сих пор сохранились, несмотря на все усилия современных застройщиков, остатки различных казарм того времени, когда красные флаги следовало прятать, а октябрь ещё не писался с заглавной буквы. Даже монастырские ворота уцелели благодаря какой-то связи с революционерами столетней давности.

Но в остальном Октябрьский район мало связан с революциями. По иронии судьбы, в позднесоветское время здесь стали селиться представители элиты той эпохи, будь-то элита инженерная или аппаратная. Вместо садов и дач выросли жилкомбинаты – ракетного КБ, партработников. Элита интеллектуальная получила в своё распоряжение библиотечный дворец. Молодым достался в подарок дворец бракосочетаний. Новые дворцовые реалии дополняли дворцы культуры. А вокруг казарм либо трудился рабочий класс, либо пожинали азбуку военной службы новобранцы.

Пришли новые времена. Элита аппаратная быстро подстроилась под новые веяния. Элита инженерная частично вынужденно переквалифицировалась в элиту коммерческую. Отдельные интеллектуалы и аппаратчики поспешили воспользоваться открытыми границами и уехали на родину предков. Иные просто набрали в грудь нового воздуха свободы и перемен. А перемены прошлись по Октябрьскому сильнее, пожалуй, чем в том октябре, что дал району имя. Закрылись заводы, сжались военные части, дворцы культуры стали дворцами модных фитнеса и ресторанов. Правда, брачный и интеллектуальный дворцы никуда не делись. В свете новых веяний компанию им составляют теперь «дворцы» бизнеса.

Хотя квартиры в Октябрьском ценятся не меньше, чем в позднесоветские годы, нынешняя элита предпочитает виду на стройку метро или регулярные прорывы водоводов вид на Волгу или хотя бы малоэтажную застройку на просеках. И снова вырастают среди деревьев на волжском склоне дворцовые дачи. Им, конечно, в архитектурном отношении далековато до тех дач, что строили богатые самарцы дооктябрьской поры. Но где те дачи? Не все и сохранились. Возможно, и нынешние тоже не сохранятся, уступив место новым жилкомбинатам и проспектам, как уступают место дворцам бизнеса и храмам торговли парки и стадионы.

Если подумать, то имя района задаёт постоянный и единый вектор движения – к свободе. Агитаторы и подпольщики (хоть и не овражные) хотели для народа свободы от царских оков, сделав октябрь красным. Жители хотят свободы от плотной городской застройки и соседей по дому, убегая на просеки. Самарцы хотя бы летом стремятся на свободу от офисов и асфальта, выливаясь густым потоком на пляжи, перетекая через Волгу, где у Октябрьского района земли, пожалуй, не меньше, чем на нашем берегу. Туда же, на реку всё время рвётся уплыть ладья, забывая, что парус у неё каменный. Но к вольнице Волги и Жигулей всё равно тянет.

Впрочем, здесь есть, где ощутить себя хотя бы на время свободным и немного оторванным от городских оков. В глубинах ботанического сада уличный шум кажется далёким, словно ты выехал в пригород. А в дальний конец Загородного парка этот шум уже и вовсе не проникает, как-будто пригород остался позади. В первом можно часами сидеть на берегу пруда, смотреть на уток и слушать кваканье. Во втором достаточно сесть на косогоре и направить свой взгляд на реку с Жигулями. Вокруг будет стелиться трава, и ветер разнесёт запах деревьев или залётный аромат печного отопления из соседского элитного камина, если забежать туда зимой.

Но и в плотной городской застройке Октябрьского скрывается множество чудес, о которых знают лишь местные и пешие. Тут вам и пушки, и самолёты, и заброшенная железная дорога. А ещё остатки тех садов, что наполняли район нежностью фруктового цветения по весне. Идёшь по улице и то и дело руки невольно тянутся к одичавшим яблочкам и грушам.

Без хозяйского глаза и присмотра сам район тоже тут и там одичал, постарел, врос в городской организм, став его центральным органом, хотя был глубоким пригородом. Но и новые ростки появляются в этом саду – где-то нагло врастая в ткань, где-то осторожно появляясь из-за угла, где-то вставая высочайшим указом.

Нет больше культа Красного Октября. Но алые стяги и ностальгия по позднесоветскому настолько актуальны, что Октябрьский и в этом умудрился остаться в моде уже одним своим названием. Знает элита, где селиться. Главное, чтобы не прокатились новые октябри по городу той же красной волной. А там, глядишь, наполнятся нужные дворцы манящими ароматами и зовущими видами.

Advertisements

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: