Осень на Заречной

Самара – большой город, растянувшийся почти от Тольятти до почти Новокуйбышевска. Живя в центральной его части, мы даже не до конца понимаем, какая огромная территория занята городским пространством, и что в этом пространстве имеется. Нам порой кажется, а кому-то всегда думается, что Самара – монолитный кусок от стрелки Волги и Самары до улицы Ташкентской с парой посёлков к северу. Тем временем, по другую сторону Самары лежит район, площадь которого равна площади Самарского, Ленинского, Железнодорожного и Октябрьского районов вместе взятых.

View over the Samara River

Пристани и элеватор в Куйбышевском районе на реке Самаре

Куйбышевский район для тех, кто в нём не живёт, – топкое заречье с типично пригородными названиями. Кряж, Волгарь, Соцгород. Добавить Конструкторскую и получишь образ проносящихся за окном электрички дачных станций, следующих сразу за самарскими затонами с их резиновыми лодками и одинокими рыбаками. Рыбаки сидят в ожидании улова. Дачники выходят на сухопутных станциях за своим урожаем. За дачами торчат какие-то трубы, небольшие заводские корпуса. Среди них иногда попадаются дома. А в противоположное наглухо задраенное окно таинственным образом проникают запахи нефтепереработки и сжигания попутного газа. И сколько раз в детстве эти факелы освещали ночное небо за окном поезда, уносившего меня на запад.

Для тех, кто в Куйбышевском районе живёт, он предстаёт с другой стороны от железки и полосы дачных участков. Жизнь здесь мало отличается от жизни континентальной Самары, разве что театров и музеев с университетами нет. За всем этим куйбышевцы ездят на большую землю. Для них два моста и запасная железная дорога – дороги жизни. Хотя, наверное, кто-то может прожить и в своём районе без выездов в «центр». Но некоторая оторванность от большой Самары всё же нет-нет да и проскользнёт пунктиром.

Окраины Самары вообще славятся своей поселковостью. Где-то это посёлки за железной дорогой. В Красноглинском посёлки разделены большими пространствами леса. А в Куйбышевском такими разделителями выступают болота и речки. Далеко от основного русла Самары тянутся топи и заводи, причудливо извивающиеся меж поросших перелеском холмов. Тянется к Волге Татьянка, заканчиваясь в затоне Сухая Самарка. Гатное и Яицкое озёра местами не отличить от болот, густо поросших травой и мусором. И на большом протяжении вдоль дачной полоски и железной дороги тянутся переходящие друг в друга безымянные водоёмы. Едешь мимо и думаешь, что вот они наши самарские Нидерланды в низине между Самарой и Новокуйбышевском.

Водоёмы тут не просто географический фактор, а символ. Куйбышевский – район речников. Здесь зимуют суда и ремонтируются танкеры (тут меня можно поправить и сказать, что это и район нефтехимиков). Хотя в наши смутные времена стоянка сильно похожа на кладбище кораблей. Тёмно-коричневые их остовы тучно расположились в Сухой Самарке. А левый берег Самары, судя по всему, претендует на лавры второго грузового порта, пока первый трясёт между планами по благоустройству стрелки. Вода здесь повсюду. Она, практически, окружает район, слегка расступаясь только где-то на степном юге.

Поселковость в Куйбышевском – такой же прочный феномен, как и в Красноглинском. Соцгород – сердце и образцово-показательный кусок сталинской градостроительной организованности и даже помпезности со своим дворцом культуры. Озёрный – образцово-показательный кусок совсем другой эпохи постсоветского конфронтационного мэрства. Сухая Самарка – остаток брежневско-горбачёвских времён. Волгарь и не определившийся в административном подчинении Южный Город – примеры посовременнее. Есть даже свой исторический «центр» – Засамарская Слобода, до которой можно спокойно дойти пешком по мосту. Ну, и ещё тянется полоса Кряжа вдоль Уральской со своей малой застройкой и исправительной колонией. Роднит Куйбышевский с Красноглинским и наличие аэродрома. Правда, здесь он далеко не международный.

А ведь в застойные времена Куйбышевскому пророчили большое будущее. На месте топей и перелесков должны были вознестись земные тверди с большими микрорайонами Самарского Заречья. Архитекторы рисовали метромосты и типичные широкие проспекты с коробками панелек. Только вот песок, намывавшийся под те тверди с коробками, зарастает перелесками или разворовывается под более удачливые проекты по соседству. Новая экономика не осиливает грандиозные стройки с осушением болот и микрорайонной застройкой подобного масштаба. Не рисуют больше архитекторы метромостов, ограничиваясь только лубочными канатными дорогами, судьба которых, вероятно, такая же, как и у их старших братьев.

И всё же, мне почему-то кажется, что именно где-то здесь и лежит новая Самара. Не расползаясь в полях в северном направлении, а постепенно сливаясь с городом-соседом. От бывшего Куйбышева протягивая руки-проспекты к Куйбышеву новому. Ещё бы мостов добавить, пусть и не метро. А то несолидно в наше время рассчитывать на пару дорог жизни, дышащих на ладан из-за старости и загруженности. Всё-таки Куйбышевский район со своими посёлками – такая же Самара, как и районы по другую сторону реки.

Поезда и электрички с запада возвращаются домой, минуя газовые факелы и водоёмы неизвестного происхождения. Пробегают за окном дачные домики и небольшие заводские корпуса. Остаются позади трубы и болота. И вот уже сквозь расступающиеся на горизонте перелески виднеется возвышенный правый берег со знакомыми высотками. Самара. Большой город, границы районов которого почти всегда условны. Живой организм, раскинувшийся мощной кляксой посреди всего этого водного волжско-самарского царства. Наш город.

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: