Что происходит?

Последние несколько дней я с некоторой заторможенной оторопью (не знаю, как точнее назвать состояние) смотрю на всё это продуктовредительство. Понятно, что уничтожают лишь часть от лишь части показательно выявленных товаров — остальное сохранят и перепродадут нужными руками по нужным ценам, так что и путины целы и овцы (ватники) сыты.

Но всё же никак не могу до конца отстраниться и остаться равнодушным к тому, что нормальные, не бракованные, не испорченные, с вряд ли бóльшим содержанием химии (чем в том, что выпускают наши предприятия и продают наши магазины) продукты питания перетирают с грязью. Это те самые сыры, стоимость которых за килограмм за 6-7 лет выросла в 2-2,5 раза. Это те самые персики и нектарины, которые я ем хорошо если раз в год. Это много ещё чего, что миллионы в нашей стране не могут себе позволить даже попробовать. Да даже если бы это были доступные (пока) всем хлеб и молоко с картошкой. Не имеет значения.

Уличная инсталляция в Самаре

Уличная инсталляция в Самаре

Я не переживал голод в Поволжье и Голодомор, не выживал в блокаду Ленинграда, не собирал травку и упавшие на краю поля зёрна на еду в тыловых деревнях. Я, конечно, не подбираю все крошки хлеба со стола. Но смотреть на втёртые в грязь сыры, фрукты и мясо для меня дико.

Особенно дико, когда это происходит в стране с десятками миллионов, живущих за чертой бедности, с десятками миллионов пенсионеров, которые не шикуют на Лазурном берегу, с десятками миллионов беспризорников и детей из неблагополучных семей, с ещё живыми свидетелями того, как государство травило их голодом в 20-е, убивало в 30-е и бросало в Ленинграде в 40-е. Пусть даже десятки миллионов из этих десятков миллионов кричат «Зиг хайль» своему дуче и даже радуются уничтожению того, что сами видят лишь по праздникам и в кино.

Мы совсем что ли в театре абсурда живём. То в XXI веке вспоминаем, что такое оттяпать посреди бела дня кусок чужой территории. То распаляемся в раже изменённого состояния последней стадии патриотизма головного мозга. То предлагаем нашим брошенным детям помирать в России без импортных родителей и медоборудования. Теперь ещё и кидаем под бульдозер или в печь еду. Еду, которую наши граждане могут себе позволить всё в меньших и меньших количествах (не говоря уже о качестве этих остатков).

Остановите этот поезд, я сойду. А он пусть поскорее потом несётся под откос, желательно в ту самую печь, в которой сгорела свинина. Может, хоть потом по отремонтированным по всем нормам путям пустят новый поезд, в который будет не зазорно войти.

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: