Чем нас травят ли?

Качество продовольствия остаётся одним из важнейших факторов благополучия вплоть до того времени, когда благополучием становится потребление хоть какого-нибудь продовольствия. Россия подошла к такому времени — когда в стране от четверти до трети населения живут за чертой бедности или относятся к бедным по любым методикам подсчёта, такому населению важно лишь наличие любого продовольствия по более-менее доступной цене. И это — прекрасная возможность для производителей злонамеренно или без задней мысли пренебречь качеством производимой продукции, выбрасывая на рынок откровенные суррогаты, фальсификат и просто наборы сомнительных ингредиентов под традиционными наименованиями.

Какой сегмент продовольственного рынка ни возьми, везде найдутся свои ужасы, неприглядные истории и откровения, способные надолго отвратить часть потребителей. По крайней мере, относительно обеспеченных и озабоченных своим здоровьем потребителей. Если ужасами позднесоветского периода были рассказы о крысиных хвостах в колбасе, исправленные, якобы, только закупкой импортного оборудования, не допускавшего использования грызунов в качестве сырья, а страшилкой стабильных нулевых оказалась генная инженерия, то в тревожные десятые на передовой борьбы с честностью в товарно-денежных отношениях и здоровьем желудков потребителей уже другие герои — пальмовое масло, фуражное зерно и глифосатная пшеница.

Auchan desserts

Пальмовые реки

Шум о пальмовом масле возник довольно давно. Его вполне открыто ввозят и используют в пищевой промышленности при производстве широкого спектра товаров в качестве заменителя животных жиров. Как и в случае со многими другими скандальными историями, у этой есть как минимум две стороны.

Пальмовое масло производится из мякоти плодов масличной пальмы и в нерафинированной форме (красное пальмовое масло) богато витаминами А и Е, хотя одновременно в нём много насыщенных жиров (но вдвое меньше, чем в сливочном масле). Такое пальмовое масло — такой же натуральный и допустимый продукт, как и многие другие, по поводу которых у нас не возникает предубеждений. Витамина А в пальмовом масле в 15 раз больше, чем в моркови и в 2 раза больше, чем в печени или рыбьем жире. По содержанию витамина Е пальмовое масло уступает рисовым отрубям и по некоторым соединениям пшеничным зародышам, но превосходит многие другие источники растительных масел. Есть ещё пальмоядровое масло, получаемое из ядер плодов масличной пальмы.

Пальмовое масло входит в число 17 видов растительных масел, соответствующих пищевым стандартам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН и Всемирной организации здравоохранения. Помимо насыщенности витаминами, пальмовое масло имеет сходные с так любимым продвинутой публикой оливковым маслом полезные свойства по предотвращению сердечно-сосудистых заболеваний. С другой стороны, есть в пальмовом масле и такие жирные кислоты, которые, наоборот, способствуют образованию «вредного» холестерина. В то же время, наличие пальмового масла в детских молочных смесях негативно сказывается на усвоении кальция. Поэтому, можно сделать вывод о том, что детям продукты с пальмовым маслом давать не следует. Но ведь детей не следует перекармливать сливочным маслом или потчевать свиным салом.

Есть другая разновидность пищевого пальмового масла — рафинированное и дезодорированное. Оно дешевле и охотнее используется пищевиками. Отсутствие цвета и запаха позволяет включать его в состав продовольственных товаров в качестве незаметного заменителя животных жиров — сливочного масла, например. Эффект для организма вроде бы такой же — насыщенные жиры вредны для сердечно-сосудистой системы, а стоимость ниже. В результате можно радовать потребителей товарами по сравнительно более низкой цене, либо извлечь большую прибыль за счёт замены одного масла другим. Вред рафинированного пальмового масла для организма оспаривается. Окончательная точка в исследованиях вряд ли пока поставлена.

В России с 2011 года действует ГОСТ Р 53776-2010 «Масло пальмовое рафинированное дезодорированное для пищевой промышленности». Этот стандарт разработан ГУ «НИИ Питания» Российской академии медицинских наук по заказу АНО «Гильдия Поставщиков Кремля».

Серьёзные проблемы начинаются тогда, когда в беднеющей на глазах стране ошалевшие от постоянно растущих прибылей промышленники и торговцы не готовы расставаться с высокой маржой, а то самое беднеющее население не в состоянии проголосовать рублём и бойкотировать низкопробные товары. Тогда на смену рафинированному пальмовому маслу приходит техническое пальмовое масло, изначально предназначенное для косметической промышленности и прочих непищевых нужд.

Но проблема с вредными добавками не нова. Ещё до пальмового масла в Советском Союзе широко использовались саломасы — твёрдые жиры, получаемые путём гидрогенизации жидких жиров (обычно растительных масел). Животного жира не хватало, вот и использовали трансжиры. Советский маргарин — вот яркий пример использования саломаса. То есть, легенда о том, что в СССР было исключительно здоровое и натуральное питание — всего лишь легенда, которая местами далека от правды.

Где используют пальмовое масло сегодня? Да везде — в качестве заменителя молочного жира и эквивалента масла какао, в топлёных маслах и спредах, майонезах и суповых смесях, плавленых сырах и сырковых массах, в выпечке и молочных продуктах, а также в качестве масла для жарки (во фритюре). Помимо удешевления продукции, использование пальмового масла продлевает срок её хранения.

И тут в правительстве задумались о введении акциза на пальмовое масло. Предлагается ввести акциз в размере $200 за тонну пальмового масла, либо установить акциз в размере 30% от стоимости продукта. К чему это приведёт? По версии инициаторов, к сдерживанию производителей от увлечения пальмовым маслом и к повышению доходов бюджета. Думается, что движет чиновниками именно второе. А первое — лишь популистское объяснение. Только вот, мне кажется, что введение акциза (тем более, в таком размере) приведёт лишь к тому, что а) пищевики станут завозить исключительно техническое пальмовое масло, и б) стоимость конечного продукта в любом случае вырастет на соответствующую величину. В результате, рынок доступных продуктов сузится, цены снова поползут вверх, качестве продуктов снизится.

Такие разные масла

Можно долго разбираться с вредом или пользой тех или иных ингредиентов, используемых в пищевой промышленности. Полностью натуральным можно в конце концов считать только собственное натуральное хозяйство, напрочь лишённое каких-либо химикатов и воздействий. Уделом подавляющего большинства же будет то, что поставляет на прилавки магазинов пищевая промышленность. Никакая пищевая промышленность не способна обеспечить значительных объёмов полностью натуральных продуктов всех пищевых групп.

Но что может и должны обеспечить промышленность, так это прозрачность и честность по отношению к своим потребителям. Этого-то как раз и не наблюдается. Даже узаконивание разделения на масло и спред, сыр и сырный продукт, сметану и сметанный продукт и т.п. не всегда приводит к тому, что можно полагаться на этикетки. Что уж говорить об ингредиентах, использование которых на упаковке замалчивается, мимикрируется и принижается!

Здесь уместно напомнить о том, что масло маслу рознь. Так, согласно резолюции Совета ЕС № 2991-94 от 5 декабря 1994 года, под маслом понимается продукт с содержанием молочного жира от 80 до 90 процентов, максимальным содержанием воды 16% и сухого нежирного молока в пересчёте на сухое вещество 2%. Продукт с содержанием молочного жира от 60 до 62 процентов именуется маслом с содержанием жира три четверти. Если молочного жира от 39 до 41 процента, то мы имеем дело с полужирным маслом. А вот продукты с содержанием молочного жира в вилках от 41% до 60% и от 62% до 80%, либо менее чем 39% должны именоваться молочными продуктами для намазывания или спредами. Такой же процентно-именовательный принцип заложен при маркировке маргаринов (содержание молочного жира в них не более 3%), смесей (содержание молочного жира от 10% до 80%, остальное — растительные жиры).

Молоко или не молоко

С июня 2008 года до 1 января 2016 года в России действовал «Технический регламент на молоко и молочную продукцию» с изменениями. В нём содержались определения всех видов молока и молочной продукции, включая молокосодержащие продукты — те самые сырные и творожные продукты, смеси и спреды. Техрегламент запретил использование слова «масло» в наименовании спредов и иных сливочно-растительных продуктов, слова «пломбир» в наименовании мороженого с растительным жиром и т.п. Теперь же тот Техрегламент заменён введённым с 2014 года Техрегламентом Таможенного союза ТР ТС — 033 — 2013 «О безопасности молока и молочной продукции». По данному техрегламенту, который в общем повторяет своего предшественника, маслом, например, считается продукт с содержанием молочного жира от 50%, а в спреде должно быть не менее 50% молочного жира.

Читать техрегламенты — одно, а соблюдать — другое. Когда покупаешь какие-то продукты, то возникает ощущение, что промышленники просто забыли обо всех стандартах и под шумок реализуют нечто несколько иное. Тому есть масса примеров.

Роспотребнадзор регулярно проводит проверки. Но в своих пресс-релизах ведомство почему-то противоречит само себе. Так, в сообщении от 4 февраля 2016 года говорится о том, что «результаты проверок Роспотребнадзора говорят о стабильном соблюдении отечественными производителями требований к качеству и безопасности молочной продукции», а абзацем ниже читаем о 730 уведомлениях о фальсифицированной молочной продукции с февраля 2015 года и о том, что фальсификаты производились на 333 предприятиях в 58 регионах России. Только мне кажется, что 333 предприятия, производящие фальсифицированную молочную продукцию, никак не могут свидетельствовать о стабильном соблюдении требований к качеству?

В том же сообщении содержится перечень молокоперерабатывающих предприятий, фактически отсутствующих по заявленным адресам. В частности, там есть пять компаний из Самарской области (ООО «ВостокПромТорг», ООО «Айрес», ООО «Сагиров-Молоко», ООО «Региональная торговая компания», ООО «Есиплеевский маслосырзавод»). Самарское управление Роспотребнадзора промолчало, отделавшись парой статей о том, как выбирать молоко и молочные продукты. Судя по новостям, самарское управление Роспотребнадзора гораздо больше озабочено вирусом Зика, бущующим за тысячи километром от Самары, а вопросами качества пищевой продукции самарских предприятий пусть занимаются другие.

Зато коллеги из Оренбурга молчать не стали и в сообщении от 17 февраля 2016 года назвали фальсификатом пробы продукции целого ряда предприятий, включая ОАО МСЗ «Кошкинский», ООО «Маслосырбаза Красноярская», ООО «Молочная индустрия», ООО «Самарамасло», ООО «Региональная торговая компания» и ООО «МолИнвест» из Самарской области.

Федеральные СМИ гораздо более категоричны, называя более 60% молочной продукции в России смесью растительных жиров (того самого пальмового масла) с водой. Самарцы могут гордиться тем, что в качестве примера называется наша область — по сообщению Рен-ТВ, пальмовое масло заменяет молочный жир в 60% проб молока, творога и сметаны, взятых на проверку в Самарской области. Самое страшное, что используется пальмовое масло третьей категории. Видимо, то самое, техническое. Разумеется, клали его в товары средней и низкой ценовой категорий, которые покупает большинство. Но и на месте потребителей дорогих продуктов питания я бы не расслаблялся. Справедливости ради, фальсифицируют и в других областях — молоко, молочные продукты, сыры. Ещё в прошлом году где-то проходила информация о повышении уровня фальсификатов сыров и молочной продукции (в том числе, среди дорогих продуктов) до 70%.

Попутно нас пугают тем, что объёмы ввоза пальмового масла в Россию резко выросли. И это понятно. Когда надо производить тот же или больший объём продукции, одновременно стараясь сдерживать цены от резкого следования за реальным курсом национальной валюты, то приходится «химичить». А в условиях продовольственных санкций правительства против россиян отсутствует как конкуренция, так и возможность ввоза альтернативного сырья в случае нехватки или отсутствия местного.

Возвращаясь к проблеме прозрачности, хочется отметить, что, пока ситуация не дошла до «дайте жрать хоть чего-нибудь», не хочется быть обманутым. Мы бы, может, и согласились на пальмовое масло в отдельных продуктах, если бы на его явное присутствие и категорию указывала маркировка. А когда маркировка обещает привычные или кажущиеся более натуральными ингредиенты, обнаруживать их отсутствие обидно.

Вон стоит на столе сгущённое молоко цельное с сахарозой от Верховского молочного завода из Орловской области. Правда, стоит оно год. Но вроде бы в советские дефицитные годы сгущёнка стояла годами и лишь становилась чуть гуще. Орловская сгущёнка тоже подозрительно густая. Через какое-то время после вскрытия банки на поверхности появляется полупрозрачная маслянистая масса. А сам продукт сворачивается в кофе. То ли подделка, то ли подделка с пальмовым маслом, то ли ещё какая субстанция. Но разум говорит, что не может настоящая сгущёнка разделяться на основу и маслянистую жидкость, а также сворачиваться в кофе (там же нет лимона, в конце концов).

Кстати, правительство России, как уже было сказано, планирует введение акциза на пальмовое масло. Однако, до сих пор производители продуктов питания не обязаны маркировать свою продукцию соответствующим образом. Поэтому на молочке и кондитерских изделиях пишут просто «растительные жиры» или «растительное масло», а не «пальмовое». Законопроект с требованием указывать наличие именно пальмового масла всего лишь болтается где-то в недрах Госдумы.

Cheese counter at Auchan supermarket, Samara

Ворона бы сама лисе такой сыр сбросила

Спросите любого среднестатистического потребителя, и он вам скажет, что качество сыра в последние пару лет значительно ухудшилось. Если раньше даже дешёвые сорта имели хоть какой-то вкус и запах (помимо запаха от обёрточного целлофана), то сегодня на особый запах рассчитывать почти не приходится, а вкус будет в лучшем случае временами напоминать о сырном. Есть, конечно, исключения. Они есть и в нижнем ценовом сегменте. Но качество продукта нестабильно даже по одному и тому же сорту одного и того же производителя.

Летом я перепробовал все сыры сорта «Тильзитер», какие только предлагал местный «Ашан». Тут и три-четыре российских производителя, и белорусы, и армяне. Вкусным с в какой-то заметной степени выраженным вкусом и запахом оказался сыр одного российского завода. Другие оказывались либо совсем пластиковыми и безвкусными, либо с подозрительной консистенцией. Но стоило эксперименту с пробами закончиться, как и «Тильзитер» того самого российского завода стал стремительно терять и вкус и, тем более, запах.

Возвращаться на «Российский» не очень хочется. Он стал вообще безвкусным, а тут ещё и сообщения о фальсификатах продукции «Кошкинского» завода. Понятно, что заводов много, и не вся их продукция подделывается. Но на фоне сообщений о росте импорта пальмового масла (сортность которого неизвестна, а содержание в составе продукта не маркируется) испытывать терпение желудка не тороплюсь. Прочие ходовые сорта тоже представляют собой одну безвкусную массу. Говорят, что плохое качество сыра объясняется и тем, что производителям не выгодно соблюдать исконные технологии и выдерживать сыр длительный срок. Убыстрение процесса созревания сыра (снова вопрос о добавках) практикуется повсеместно.

В прошлом году я читал, что минимальная стоимость более-менее натурального сыра может/должна начинаться от 300 рублей за килограмм. Именно столько составляет себестоимость производства сыра без пальмового масла. Не помню, были ли включены в расчёт минимальные издержки на транспортировку и торговую наценку. Но вы сами можете убедиться, что на прилавках довольно много сырной продукции по цене менее 300 рублей за килограмм. Она была средней в нижнем ценовом сегменте год назад. Сегодня же средней в нижнем ценовом сегменте стала цена в 350-450 рублей за килограмм. Издержки, вероятно, растут. Всё менее доступным становится и сыр, который ещё может быть сыром, а не сырным продуктом.

Сырный продукт, кстати, я впервые увидел на прилавке всё того же «Ашана» осенью 2014 года, когда рубль валился в пропасть, санкции закрыли двери импорту, а население впервые задумалось о приоритетах в покупках. Через год с небольшим объёмы явно маркированного сырного продукта в магазинах не увеличились — это по-прежнему всего пара-тройка наименований в уголке. Почти всё, что мы видим в сырных отделах и на полках магазинов у дома, называется сыром. Но является ли это сыром, ответить могут только производители и специалисты лабораторий. Они, впрочем, молчат.

Если введут акциз на пальмовое масло, то цена сыра вырастет ещё на сколько-то десятков рублей. Средняя цена за килограмм сыра в нижнем ценовом сегменте сдвинется к 500 рублей. И тогда сыр окончательно превратится в наркотик (каковым его называют некоторые диетологи) — дорогой продукт, который очень хочется, но не можешь себе позволить, от чего тебя ломает в магазине.

Глифосатное зерно

Если вы думаете, что все ужасы творятся в молочном отделе, а уж в хлебном должно быть спокойно, то это от незнания. Хлеб — один из социальных продуктов, цены на которые искусственно сдерживаются государством методом угроз, увещеваний и прочего политического и экономического воздействия. Даже если не знать ничего о технологиях, можно предположить, что не может хлеб оставаться относительно дешёвым или дорожать медленнее остальных продуктов без потери качества.

В советском детстве в нашей булочной было два вида пшеничного хлеба — по 24 и 34 копейки. Мы покупали половинку 34-копеечной буханки за 17 копеек. Были ещё два вида ржаного (один круглый, другой кирпичиком). Ржаной обходился, если правильно помню, копеек в 10 за половинку. Но его можно было покупать и четвертинками.

Потом наступили ранние 1990-е. Булочная начала сдавать часть площадей, но какое-то время ещё работала. А в городе уже появлялись киоски с воздушным турецким хлебом и прочей частной выпечкой. Это потом нам стали говорить, что турецкий хлеб воздушен из-за вредных добавок. Мы же в-основном покупали всё тот же пшеничный. С ним произошла вдруг резкая метаморфоза.

Если вы жили в начале девяностых и помните тот хлеб, то должны помнить, что уже на второй день он вдруг становился каким-то клейким, словно со слизью. Появлялись неприятный запах и чёрная плесень. Есть такой хлеб было невозможно. Это продолжалось, наверное, пару лет, прежде чем испорченный хлеб перестал появляться на прилавках. Конкуренция хлебозаводов и частников, видимо, хотя бы отчасти способствовали избавлению от склизкого хлеба.

Тот самый странный хлеб, как мы узнали лишь через несколько лет, был заражён споровыми бактериями, вызывавшими картофельную болезнь. Заражение могло происходить на стадиях хранения и переработки зерна, муки, приготовления хлеба и его хранения. Споровые бактерии попадают в муку, как правило, при размоле зерна, которое заражается в процессе уборки. Санитарные условия в суматохе тех лет соблюдали, видимо, не везде и не полностью, а строгого контроля не было. Вот и получали потребители в течение долгого времени хлеб, который надо было либо съедать в первый день, либо вообще выбрасывать.

Что самое интересное, показатель «картофельной болезни» хлеба не является бракеражным для муки (картофельная палочка не патогенна для человека), поэтому мука, поражённая картофельной палочкой, с соответствующим удостоверением о качестве может быть направлена на хлебопекарные предприятия для промышленной переработки. Хлебопёки используют различные химические и биологические добавки для подавления картофельной болезни. Если обратите внимание на упаковку хлеба, то часто встретите упоминание о разных улучшителях, в том числе в виде смесей. Благодаря им, сегодня не приходится сталкиваться с проявлениями картофельной болезни. Но это вовсе не означает, что санитарные условия на элеваторах, в зерновых амбарах, на мельницах и в транспорте для перевозки муки улучшились. Просто достижения химической промышленности помогают скрыть огрехи до поры до времени.

После обострения картофельной болезни в начале 1990-х проблем с хлебом не наблюдалось, если не считать отдельных всплесков интереса к добавкам и глютену. Последний есть не что иное как сухая пшеничная клейковина. Её американские пищевики стали активно добавлять в хлеб, а затем (в куда больших количествах) многие кондитерские изделия, сыры, шоколад, сухие завтраки, консервы, йогурты. Глютен является хорошим консервантом, позволяющим существенно увеличить сроки хранения готовой продукции. В массовом сознании увлечение безглютеновой продукцией является новомодным веянием избалованной публики. Но лишь в некоторых изданиях доходчиво объясняют, что искусственное и чрезмерное добавление клейковины в состав продуктов приводит к накоплению её в организме. В результате через несколько лет могут возникнуть серьёзные проблемы со здоровьем.

Есть ещё одна проблема, пришедшая к нам из-за океана. Это использование гербицида «Раундап» (Roundup) для ускорения созревания пшеницы и более равномерного её созревания на участке, а также для получения большего урожая. Химикат стали широко применять в США, но после истечения срока действия патента корпорации «Монсанто» в 2000 году химикат стали производить в разных странах, в том числе под иными наименованиями (например, «Глифор»). Больше всего этот гербицид производится в Китае, так что опасаться стоит не только американского зерна, но и продукции китайского сельского хозяйства. Активным компонентом гербицида является вещество глифосат. Оно впитывается в растения, в том числе пшеничное зерно, откуда попадает в организм потребителей. В 2015 году ВОЗ признала глифосат возможным канцерогеном для человека. В Нидерландах использование глифосата уже запрещено.

Расследование Сары Поуп (оригинал/перевод) показало, что именно использование глифосата для ускорения созревания и увеличения урожайности пшеницы привело к тому, что большая часть пшеницы в США заражена глифосатом. «Раундап» подрывает функционирование полезных бактерий в желудке, вызывает проницаемость стенок кишечника и, как следствие, проявление симптомов аутоиммунных заболеваний. Негативное воздействие глифосата, как и глютена, накапливается годами, прежде чем вдруг проявляется в виде целого ряда заболеваний. Проблема усугубляется тем, что гербицид используют ровно с теми же целями при выращивании многих других культур, включая рис, сахарную свёклу и тростник, бобы, ячмень.

На корм народу

Российские хлебопёки пока не приняли в массовом порядке глютеновые технологии, хотя быть до конца уверенным в составе продуктов, как мы выяснили, нельзя. Но проблемы с глютеном и глифосатом сегодня могут отойти на второй план на фоне новой напасти — удешевления хлеба за счёт использования в его производстве фуражного зерна.

Россельхознадзор привлекает внимание к качеству муки в России. В недавнем сообщении говорится о том, что российские компании сейчас лоббируют использование фуражной муки для производства хлеба, объясняя это необходимостью сдерживать цены на социальный продукт. Помните, я говорил выше о том, что Россия стала резко беднеть в последние два года. Именно поэтому теперь нас начнут кормить хлебом из муки, произведённой из зерна, предназначенного на корм скоту. А что вы хотели? Вам Крым и чистого маслица на полностью натуральный хлеб? Так не получится — только что-то одно. Беда в том, что даже если вернуть Крым Украине, опасные технологии уже могут остаться здесь, ведь будут приносить прибыль производителям при сохранении внешних приличий. Это я снова о маркировке и том, насколько ей можно доверять.

Если Россельхознадзор говорит пока только о лоббировании фуражного зерна, то представитель Российского зернового союза признаёт, что такое зерно уже сейчас активно используется в производстве хлеба в России. Достижения западной химической промышленности в виде улучшителей муки позволяют мимикрировать муку из зерна пятой категории под муку хотя бы первого-третьего сортов, если не высшего. Сегодня в России разрабатывается новый ГОСТ, позволяющий использовать муку из зерна пятого класса для производства хлебопекарной муки. Но ГОСТ, судя по всему, лишь закрепит то, что и так делается.

Справка:

Мягкая и твёрдая пшеница всех классов, кроме 5-го класса, предназначена для использования на продовольственные цели, а пшеница 5-го класса — на непродовольственные цели. К первым трём классам (высшему, первому, второму) мягкой пшеницы относят пшеницу, которую можно использовать не только самостоятельно для хлебопечения, но и в качестве улучшителя слабых пшениц. Такую пшеницу называют сильной. Пшеница 3 класса относится к ценной, так как она используется самостоятельно для хлебопечения и не требует улучшения. К 4 классу относится пшеница, которая должна быть улучшена сильной и только после этого может быть использована для хлебопечения. Пшеницу 5 класса используют как фуражную. // Источник

В связи с острым дефицитом высококлейковинной пшеницы в 1995 году 4-й класс мягкой пшеницы в соответствии с введёнными временными техническими условиями дифференцирован на 2 группы: с содержанием клейковины 21-23% и 18-21%. // Источник

Настораживает следующее:

(Анатолий) Косован (президент Союза пекарей) заявил, что муку хорошей кондиции можно получить из пшеницы только третьего класса. Её ресурсы в стране достаточны. «Однако на сегодняшний день мука вырабатывается в основном из зерна четвёртого класса», — сказал он. // Ссылка

Куда же девается зерно третьего класса, если его в стране достаточно? Напрашивается два не взаимоисключающих ответа. Во-первых, зерно классом выше активно экспортируется. Во-вторых, дешевле использовать внутри страны зерно более низких классов вплоть до непродовольственных. Ведь мы помним о том, что хлеб — социальный продукт. Наша власть боится несчастную кучку реальных оппозиционеров. Представьте, как она должна бояться хлебных бунтов. Поэтому правительство скорее одобрит ГОСТ с фуражным зерном, чем допустит стремительного роста цен на хлеб. В конце концов, народ ГОСТов не читает и как-то противостоять хлебной промышленности не сможет.

Homemade white bread

Продовольственный геноцид

Почти всё вышесказанное и многое из того, что осталось за рамками данного материала, наводит на грустные мысли о том, что либо в России (как и в других странах) осуществляется непреднамеренный продовольственный геноцид, либо что правительство России не в состоянии обеспечить продовольственную безопасность страны.

У нас принято ставить в пример протестную активность французских фермеров. Только почему-то российское сельское хозяйство не обласкано той массой дотаций, которые французские фермеры уже считают недостаточными. Самостоятельное сельское хозяйство в государстве, которое претендует на роль крупной развитой независимой страны, окружённой сонмом врагов, должно дотироваться настолько, чтобы было выгодно производить качественную продукцию в объёмах, достаточных для обеспечения всего собственного населения доступной едой.

Если мощностей и качества местного сельского хозяйства не хватает или не может быть обеспечено по тем или иным причинам (естественным ли — значительные площади не пригодны для сельского хозяйства, климат, искусственным ли — население не хочет заниматься агробизнесом, нет средств в бюджете), то на помощь приходит свободный рынок с доступом иностранной продукции. Это не значит, что надо допустить вредные продукты, типа той же глифосатной пшеницы, или не контролировать качество. Это значит лишь то, что незакрываемые местным сельским хозяйством ниши или закрываемые менее качественной продукцией заполняются импортом.

Что же делает наше правительство? Правильно. Французских дотаций отечественное сельское хозяйство никогда не дождётся (если только это не будут агрофирмы ближайших друзей президента). А путь импорту закрыт продовольственными санкциями против собственного народа. Под благовидным предлогом необходимости развивать своё сельское хозяйство методом импортозамещения происходит выдавливание конкурентов и снижение качества продукции. За два года санкций качество отечественного сыра заметно ухудшается. За два года санкций хлебопёки начали использовать фуражное зерно. За два года санкций импорт пальмового масла в Россию увеличился, а сортность этого масла, наверняка, упала. Контролирующие органы лишь констатируют огромные объёмы фальсификата и суррогатов на рынке, уничтожая небольшие партии, не играющие никакой роли в общем объёме того непонятного, что мы сегодня потребляем.

Кстати, ухудшение качества продовольствия и массовая фальсификация продуктов питания не нова. В России такое наблюдалось во время Первой мировой войны. Предлагаю почитать научную статью ««Колбаса — дело доверия»: Фальсификация пищевых продуктов в России в годы Первой мировой войны (1914-1918 гг.)».

Когда страна живёт в условиях полувоенного положения, ожидать чего-то иного и неразумно. Но ведь и войну никто не объявлял. Так почему же стремительно беднеющее население подвергается массовым атакам на свои желудки, которые и так не избалованы натуральной здоровой пищей в силу целого ряда обстоятельств? Злой ли тут умысел, череда злых умыслов или сочетание безответственности, наплевательства, мании величия на пустом месте и бездействия? Простому потребителю не столь уж и важно. Как я сказал в начале статьи, скоро станет не до жиру, а за те копейки, которые ещё платятся в виде зарплаты, придётся с благодарностью принимать техническое пальмовое масло, намазанное на хлеб из фуражной муки, выращенной с использованием опасных веществ и сдобренной добавками.

Пока же, по возможности, стоит задумываться о собственном натуральном хозяйстве, если есть дача или возможность переехать в пригород/деревню, о самостоятельной выпечке хлеба из той муки, которой доверяешь, о грядках на балконе и подоконнике, об отказе от дешёвых суррогатов и постепенной подготовке желудков к вполне возможному голоду в сравнении с временем, когда если где-то хромало качество, то хотя бы был выбор и возможность лавирования.

Реклама

4 комментария

  1. Черный хлеб был по 16 копеек, и круглый был или высокий, из формы, или плоский, с листа.

    1. Точно. Про цену не скажу, но, наверное, да, 4 копейки за четвертинку. А вот то, что круглый был не только плоский, но и высокий — высокий чаще нравился из-за хрустящей корочки. Не помню только, дарницкий — это который из них?

  2. Андрей — статья просто шикарная!!! Не пишу больше никаких комментариев…

    1. Даша, спасибо! Немного сумбурно местами.

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: