Пустота за безличием душ

День памяти жертв политических репрессий в современной России отмечается в странной обстановке. Больших чисток, переселений народов и пятиминутных судов-троек с расстрелом в подвале в тот же день больше нет. Но складывается впечатление, что вот-вот начнётся всё с тем же всеобщим молчаливым одобрением и страхом, со всеобщим соучастием и доносительством.

Тюрьма "Кресты" и памятный знак жертвам политических репрессий, Санкт-Петербург

Тюрьма «Кресты» и памятный знак жертвам политических репрессий, Санкт-Петербург

Споры о том, были ли политические репрессии в Советском Союзе массовыми, сколько человеческих судеб было поломано, сколько сгнило в братских могилах, на расстрельных полигонах и великих стройках, были ли эти жертвы оправданы сиюминутными задачами или строительством величия страны продолжаются до сих пор. Хотя и масштаб давно известен, и детали в целом раскрыты, и страны той нет.

Но можно ли вообще говорить о величии страны, которая строит это величие на трупах? Можно ли вообще спорить и подвергать сомнению недопустимость ни единого загубленного по политическим мотивам человека? Можно ли вообще допускать, чтобы гидра оправдания поднимала голову? Оказывается, в современной России можно и не только это.

Только чудом в лагерях и тюрьмах, шарашках и просто под ежеминутным страхом рождались научные идеи, сложные чертежи, глубокие мысли и будущие проникновенные тексты. Казалось бы, в каше земляных траншей, со скудным пайком и в неволе, в осознании своей невиновности и безысходности положения душа должна была сжаться в комок где-то в аппендиксе. Только роботы могли бы рыть каналы, возводить заводы и электростанции, намывать золото и создавать те стены, на которых ещё долго после развала страны держались её наследники. Но то были не роботы, а наши соотечественники, наши не такие уж и далёкие предки. Да и всё это происходило буквально вчера по вселенским меркам.

Человеческая жизнь в любой империи, в любом тоталитарном, абсолютистском, лживом государстве не стоит ничего. Любые декларации прав человека на жизнь, свободу слова, свободу вообще остаются красивыми обёртками горьких пилюль суровых реалий. Можно сделать красивые рождественские композиции из таких обёрток в витрине, выставить напоказ, спрятав суть, припудрив и прикрыв её. Но красивой витриной хороший магазин не ограничивается.

Немцам пришлось пойти на полное очищение с всеобщим покаянием и отказом от какого-либо оправдания чего-либо, связанного с гитлеровским режимом. Россия так и не решилась на всеобщее покаяние, а, тем более, полный отказ от оправдания чего-либо, связанного с режимом сталинским. Хотя это не означало бы отрицания заслуг народа в том, что он выжил, что он ценой ещё таких же жертв победил врага, что смог даже во лжи, несвободе и угнетении вырваться в космос.

Сегодня с гордо поднятой головой из могил восстают тени тех, кто приказывал убивать или одобрял убийства, кто убивал и скрывал убийства, кто доносил и врал, кто соучаствовал и сочувствовал. Если у них и были души, то они обезличились, опустели, заменились на плесень. Этой плесенью в разной степени пропитались абсолютно все жившие на протяжении советской истории. И как ни старайся, но остатки сохраняются даже у потомков. А у многих плесень снова и снова разрастается, питаясь из атмосферы благожелательности и дозволенности.

Как это ни ужасно звучит, но сегодня в чести у нас замалчивание жертв, возвеличивание палачей, оправдание крови и втаптывание в грязь (никуда не девавшуюся с тех пор) памяти о тех, на кого безвинно донесли соседи, кого забрали в рамках громких дел или массовых кампаний уничтожения. Да, у нас не было печей лагерных крематориев. Мы предпочитали просто закапывать трупы в траншеях — Россия огромна, экономить на могильных полигонах не принято. Но лагеря ГУЛАГа — это такие же Бухенвальд и Освенцим, Треблинка и Заксенхаузен. Даже хуже, потому что в печах нацистских лагерей жгли всё больше иностранцев, а мы в своих лагерях и расстрельных подвалах упражнялись на своих.

Жить в постоянном ощущении вины трудно и не нужно. Но пока не произошло всеобщего признания этой вины, пока головы поднимают оправдатели и рукоплещущие палачам, пока не произошло очищения, Россия не сможет оставить вину в прошлом. Как бы ни старались ностальгирующие, прошлое невозможно до бесконечности упаковывать в красивую обёртку, как невозможно до бесконечности притворяться, что под обёрткой — вкуснейшая конфета.

Мир и история, конечно, не нарисованы исключительно чёрно-белыми. Но мы потеряли право на поиск других красок той чудовищной массовостью, той безудержной жестокостью, тем невиданным упоением, с которыми карались некоторые несогласные и миллионы, причисленные к таковым, ставшие жертвами коллективизации, голодомора, национальной политики и политики в целом, загнанные в психушки и выдавленные из своей собственной страны, поражённые в правах на основании родства с репрессированными.

Памятник жертвам политических репрессий, парк имени Ю. Гагарина, Самара

Памятник жертвам политических репрессий, парк имени Ю. Гагарина, Самара

Жертвы политических репрессий должны были бы стать такими же «святыми» символами, как и ветераны Великой Отечественной войны. Но не стали. И при нынешнем режиме уже не станут. Для того, чтобы политические репрессии окончательно ушли в прошлое, чтобы все его жертвы упокоились с миром, а все выжившие смотрели в будущее с верой в невозвращение, необходимо обрушить колосса на глиняных ногах, измельчить куски в пыль и развеять по ветру, а на месте осколков посадить новый лес.

* В заглавии использована строчка из стихотворения «Миллионы напрасных жертв…» Алексея Лебедева Единственного.

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: