Путешествие из Самары в Уральск

Из Самары в Уральск и обратно без сотовой связи в кармане

Понадобилось мне на днях съездить на неполных пару дней в Уральск по работе. Оказия подвернулась случайно — никто из коллег ехать в соседний Казахстан не пожелал, а я предложил себя из любви к искусству, то есть, ради нового штампика в паспорте.

Если вы хотите почувствовать себя в домобильной эпохе, то вам следует сначала стать клиентом Теле2, а затем можно смело отправляться в путь за пределы Самары. Подозреваю, что на других дорогах ситуация такая же, но на трассе Самара-Уральск на всём её протяжении от Южного города до границы вы совершенно точно будете избавлены от входящих рекламных сообщений, назойливых звонков, возможности проверить свой путь по карте или сообщить родным о своём местоположении. Отправить фото в Инстаграм или писать короткие заметки в любимый сервис тоже не выйдет. Так что если вы часто ездите по этой трассе или вообще работаете за рулём, то стоит выбрать другого сотового оператора. Теле2 не работает даже при проезде через крупные районные центры.

Зато при подъезде к российскому пограничному пункту пропуска «Маштаков» телефон радостно проснулся сообщением о роуминге от казахской связки Билайна и Теле2. Ну, хоть из роуминга (но ещё на территории своей страны) можно позвонить домой и обрадовать тем, что в пути всё нормально.

Дорога до границы

Путь не такой уж и близкий. Всё, конечно, зависит от водителя, погоды и условий на дороге. С погодой и водителем повезло. По крайней мере, по пути в Уральск всю дорогу чистое небо освещало яркое декабрьское солнце, предвещавшее усиление мороза. Зато было отлично видно встречные машины при обгоне, камеры видеонаблюдения на обочинах и дорожные знаки.

Каждые пятьдесят километров висят предупреждения о колейности на дороге на протяжении следующих пятидесяти километров. Сама колейность заканчивается уже через пару-тройку километров, за которыми вполне могут стоять камеры. Чем ближе к Оренбургской области, тем участки колейности короче — уже не по пятьдесят, а по восемь километров. Но меньше и лесополос по обочинам, бескрайнее степь до горизонта и ниже солнце.

Перед Большой Черниговкой стоит указатель на Пикелянку и Пекилянский совхоз (или наоборот). Карта сообщает о том, что населённый пункт называется Пекилянка. В общем, какой-то из указателей врёт. А километровые столбы на территории Оренбургской области украшены дополнительной табличкой «Росавтодор», хотя всю трассу от Самары до границы обслуживает (согласно указателю) самарская компания «Амонд» с улицы Грозненской, куда следует адресовать все претензии.

Наконец, довольно часто попадаются таблички, призывающие водителей относиться с уважением к труду дорожников. Что именно подразумевается в данном случае, можно только гадать. Наверное, не сорить (хотя об этом просят другие таблички) или не портить дорожное покрытие проездом тяжёлых фур (хотя именно они составляют добрую половину транспорта на этой дороге).

Всю дорогу нам встречались бензовозы, следовавшие в сторону Самары, и рассыпавшие песок машины, ехавшие на юг. Почищена оказывалась середина и встречная полоса. Что самое удивительное, то же самое повторилось на следующий день на пути обратно, словно за ночь расчищенные полосы просто поменялись местами.

Закат на российско-казахской границе

Закат на российско-казахской границе

В Подъём-Михайловке по обеим сторонам трассы стоят киоски и вагончики, где можно купить казахскую автостраховку. Она обязательна при поездке по Казахстану. Страховка на «Ладу-Ларгус» на две недели (таков минимальный срок) стоит чуть больше 1700 рублей. Потом выяснилось, что после пересечения границы можно было бы купить ту же страховку уже рублей на 500 дешевле, а при прохождении пограничного контроля страховку вроде бы не требуют (но лучше уточнить этот момент). Если проскочили Подъём-Михайловку, залюбовавшись видами при съезде с горки, то страховку можно купить ещё в нескольких местах по дороге.

Волжский, Большеглушицкий и Большечерниговский районы остались позади, а отрезок дороги по территории Оренбургской области относительно короткий и прямой. Тут уже во все стороны от трассы к горизонту потянулись совсем уж голые степи, покрытые белым покрывалом. Редкие лесополосы в районе почти единственного здесь населённого пункта Маштаков заканчиваются на вершине горки, у подножия которой стоит одноименный пункт пропуска через границу.

На российско-казах(стан)ской границе

Граница России с Казахстаном реальная, но условная. Тут есть и пограничный столб с вышкой слева от дороги ещё на вершине горки, и подобия сетчатых заборов вдоль нейтральной полосы, и пограничный пункт пропуска с таможней. Но для граждан России не требуется виз — въехать можно по внутреннему паспорту, а таможенный досмотр отсутствует. Правда, я предъявлял заграничный паспорт, чтобы получить те самые печати, ради которых и отправился в путь.

План сработал — теперь в паспорте есть сразу четыре штампа. Два розовых с еле читаемыми датами — о выезде из России и возвращении, два чётких синих о пересечении казахской границы. Правда, расставлены они в смешном порядке, но аккуратно на одной странице.

При пересечении русской границы ничего кроме паспорта не нужно. А при въезде на казахский пограничный пункт выдают бланк миграционной карточки (строго по одному в руки), на котором ставится точно такой же штамп, как в загранпаспорте. На выезде эта карта (с одной орфографической и одной грамматической ошибками в английском переводе) отбираются. Поэтому у тех, кто проехал по внутреннему паспорту, не остаётся никаких доказательств поездки в Казахстан.

Казахская миграционная карта

Казахская миграционная карта

На въезде в российской пункт пропуска нас встречала вереница фур. Но легковые машины встают в отдельный ряд. Правда, на территорию фуры и легковушки всё равно пропускают по очереди. А учитывая то, что наши пограничники берегут людские силы и на шлагбауме потоки на границу и с границы регулирует один человек, пропуск ещё больше затягивается. Пограничник записывает в блокнотик номер машины и количество пассажиров. Потом на выезде с пограничного пункта другой пограничник по рации сверяет номер и количество пассажиров — вдруг кто-то захочет притаиться или даже остаться на пункте досмотра.

Дорога перед шлагбаумом (да и на выезде с пункта) не чищена. Это просто застывшие ледовые волны. Фуры на таких раскачиваются как корабли в неспокойном море, а легковушки с низкой посадкой трясут багажниками. Дорога на выезд с пункта в сторону России даже ровнее, чем дорога из России на пункт досмотра. Родина гадит прямо на последних метрах вслед уезжающим.

Подъезжаем к кабинкам пограничного контроля. Хотя тут есть стационарное здание с такими же кабинками и залом ожидания, контроль производят на улице. Подходишь к окошку, протягиваешь паспорт и стоишь перед камерой. Если повезёт, то шапку снимать не придётся. Кому-то не везёт — просят снять шапку и стоять полминуты, а то и минуту на ледяном ветру в почти минус тридцать. Родина не просто нагадила на последних метрах, но и желает выезжающим заболеть и околеть.

Девушка-пограничница методично пролистала все страницы загранпаспорта и поставила штамп. Ладно, хоть шапку снимать не пришлось. Можно ехать дальше.

Нейтральная полоса (особенно по направлению в сторону Казахстана) — продолжение подъезда к российской границе с её замёрзшими ледяными буераками, по которым не разогнаться. Впрочем, разгоняться приходится по встречке и это нормально. Дело в том, что вся полоса на Казахстан заставлена фурами — от российского пункта до казахского. Легковушки должны объезжать фуры, но делать это можно только по встречной полосе. Если навстречу едут машины со стороны Казахстана, то уповать приходится лишь на просветы между фурами в ту сторону.

Режим пропуска у казахов отличается от нашего. На въезде дают не только миграционные карты, но и талончик с числом людей в машине. На выезде с пункта пропуска его отбирают. А вот пограничный контроль на улице здесь только для каких-нибудь несчастных узбеков или совсем уж иностранцев. Граждане Таможенного Союза обслуживаются в тёплом стационарном помещении. Поэтому снять шапку (если потребуется) здесь не составит труда даже в суровую зиму. Как говорится, почувствуйте разницу в том, как относятся к своим же гражданам на российской и казахстанской границе.

Заветный штампик стоит. Добро пожаловать в Казахстан!

По пути подвозим казахского пограничника, который рассказал о купленных на Новый год и день рождения сына двух ящиках (24 бутылки) водки и о том, как только дураки могут прямо в новогоднюю ночь гонять на легковушках через границу.

Край пуганых казашек

До Уральска мы добрались уже в темноте, так как солнце символично село за горизонт аккурат при проезде по нейтральной полосе.

Нам предстояло найти конечный пункт путешествия. И тут возникли сложности. Водитель подходил к нескольким прохожим, все из которых оказались в такой поздний час женщинами. И все женщины-казашки не то чтобы не знали как проехать, а вообще бросались от нашего водителя врассыпную. То ли казашкам запрещено заговаривать с незнакомцами, то ли им не пристало говорить с мужчинами славянской внешности. В общем, только одна (да и то, кажется, не казашка) согласилась объяснить дорогу. Правда, потом пришлось по пути спрашивать ещё двух местных и лишь после объяснений последнего из них найти конечный пункт поездки.

Россияне могут почувствовать себя в Казахстане богачами из процветающего края. Во-первых, рубль дороже тенге. В день приезда за рубль давали 5,45 тенге. Правда, если расплачиваться картой Сбербанка, то курс обмена будет отличаться в худшую сторону — 5,30 тенге за рубль. Поэтому выгоднее поменять деньги и тратить наличку. Впрочем, в магазинах типа нашей «Пятёрочки» или больше карты тоже принимаются. Ну, и это тот редкий случай, когда твою валюту продадут тебе дороже, чем купят.

Водка будет стоит рублей 150-200, премиальная — рублей 300. Пиво в небольших магазинах начинается от 18 рублей. Штраф-взятка наличными местному полицейскому за проезд «под кирпич» — 100 тенге (по цене самого дешёвого пива). Полицейский ещё и сдачу даст, если сотни не окажется в кармане.

Столбы в Уральске украшены красным цветом с народным орнаментом на уровне глаз. Вывески и реклама мешают русские слова с казахскими. Ценники начинаются чаще с трёхзначных цифр. А в остальном, Уральск — такой глубоко провинциальный городок без изысков. Обилие частной застройки, хрущёвок, ёлочные базары и аптеки, пазики общественного транспорта и полуиндустриально-торговый пейзаж тут и там, да ещё лежачие полицейские перед нерегулируемыми пешеходными переходами.

Алкоголь, сигареты и чай в Казахстане дешевле, чем в России. Поэтому типичными подарками или покупками будут ящики водки и коньяка, пачки чая да местные шоколадки. Последние меня, правда, не впечатлили. Шоколад всё больше молочный, а в состав тёмного зачем-то входит поваренная соль. Мужики затариваются водкой и коньяком, жёнам берут чай и муку. Если у кого-то есть время, те едут на рынок за рыбой. Я взял казахское вино. Где-то под Алма-Атой есть завод, где разливают вина с молдавскими, грузинскими, казахскими и русскими названиями. Выбрал что-то более-менее местное.

Притормозил только в отделе с чаем в местном аналоге «Ашана». Такого мельтешения этикеток и коробок как у нас там нет. Но видов чая всё равно много. Особенно много индийского и кенийского чая самых разных наименований. Местные производители выпускают пачки разной вместимости — от маленьких подарочных до килограммовых. В среднем получается рублей 150-200 за полкило чая. Если сравнить с «Ашаном», то отдел с чаем по размеру такой же, как у нас отдел с чаем и кофе вместе взятыми.

К счастью на кассе можно оплатить часть покупок тенге, а часть картой. Правда, чеки разные и несколько красочных купюр и новых монеток остаётся в кошельке в качестве сувенира. Можно ехать домой.

Обратный путь

На второй день погода испортилась. Небо заволокло. Через трассу пробегала позёмка. Видимость ухудшилась местами донельзя. Из-под колёс проносящихся навстречу фур вырывались снежные облака. Обгонять медленно едущие грузовики было порой трудно.

Пограничный пункт "Маштаков" на российско-казахской границе

Пограничный пункт «Маштаков» на российско-казахской границе

Зато границу с обеих сторон на этот раз мы проехали без очередей. Миграционная карта осталась в Казахстане, новые штампики украсили загранпаспорт. Впереди путь в Самару. Его мы преодолели часа за два-три. Ещё часа два везли коллегу по городу до «Колизея».

Вместо послесловия

Поездка вышла неплохая. Ещё бы водитель не курил! А так всё сложилось довольно удачно. Работы оказалось до смешного мало. В дороге было не скучно. Три минутных звонка домой в роуминге, правда, съели рублей шестьдесят (хотя обещано было брать по 15 рублей за минуту). Загранпаспорт пополнился штампом новой страны. А дома появился новый чай. Ну, и получилось почувствовать себя в полной изоляции от цивилизованного мира, благодаря Теле2. Сразу несколько сломанных фур, стоявших на обочине на обратном пути, доказывают, что пользоваться услугами Теле2 в Самарской области пока не стоит. Особенно обидно было на фоне приветствий Мегафона и Билайна при въезде в Россию в сотовых попутчиков. Но ведь поездка затевалась не для сидения в интернете или разговоров по телефону.

2 комментария

  1. Как винцо?
    Казахстанский коньяк, на мой вкус, редкостная гадость

    1. Коньяк не пью. Вино не успел попробовать.

Выскажите своё мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: